воскресенье, 28 декабря 2008 г.

Мэй Ланьфан.

 (200x283, 11Kb)
     Уже три недели в Китае бьет все кассовые рекорды новый биографический одноименный фильм о Мэе Ланьфане. Герой фильма — личность прелюбопытная. Мало того, что Мэй Ланьфан (1894-1961) на протяжении 40 лет был самым талантливым исполнителем женских ролей пекинской оперы, он положил жизнь на то, чтобы изучить, развить и сохранить ее традиции, и был практически обожествлен своим народом. Он еще и первым начал вывозить пекинскую оперу за рубеж. И влияние его спектаклей на западные умы оказалось просто невероятным. Мэя Ланьфана считали своим гуру ведущие режиссеры мира — и Мейерхольд, и Брехт, и Эйзенштейн, и Чаплин.  Могучую традицию пекинской оперы, ведущую начало со времен династии Тан, Мэй Ланьфан всю жизнь исследовал и старался систематизировать. Его жесты и мимика — это целый словарь театрального языка, который он сохранил для потомства.

Мэй Ланьфан, выдающийся артист пекинской оперы, происходит из семьи, в которой четыре поколения мужчин выступали на сцене в амплуа дань (женские роли). Он вспоминает, как начал учиться, когда ему было только восемь лет. Учитель сидел за столом и держал в руке линейку, которая имела два назначения: отбивать такт и наказывать ленивых учеников. Мэй Ланьфан стоял рядом, повторяя роль слово в слово за своим учителем. Пение преподавалось таким же путём, причём лишь после того, как вся роль была хорошо заучена. Затем начиналось обучение мимике, а также хождению по сцене мелкими шажками, открыванию и закрыванию дверей, движениям рук и пальцев, умению махать длинными рукавами, плакать, смеяться и прочее. Одновременно Мэй Ланьфан обучался и как надевать и носить костюмы на сцене. Богатые и великолепные костюмы в китайском театре часто создают большие затруднения для тех кто их носит. Так, например, Мэй Ланьфан, исполнявший женские роли дань, не мог привыкнуть к сапогам с подошвой в 2–3 дюйма толщиной, которые часто одеавют при исполнении мужских ролей. Но так как в некоторых драмах требуется, чтобы женщина переодевалась в мужской костюм, Мэй Ланьфану однажды пришлось упражнятся в борьбе в таких высоких сапогах в течение двух месяцев, пока у него не появилось достаточной уверенности для того, чтобы выступить в них на сцене. В 1912 году, когда Мэй Ланьфан уже был совершенным мастером актёрского искусства, он впервые надел костюм женщины – воина и почувствовал, как он сам рассказывает, что не в состоянии держать голову прямо из – за тяжести четырёх флажков, укреплённых на спине.



Каждый китайский актёр, обучаясь, помнит народную поговору: ''Учитель даёт тебе ключ, от тебя зависит полностью его использовать''. Даже знаменитые актёры никогда не пропускают ежедневных гимнастических и вокальных упражнений. С развитием мастерства они непрестанно ищут более глубокую интерпретацию своих ролей. Мэй Ланьфан более 50 лет выступает на сцене, но продолжает совершенствовать свою игру, постоянно анализируя её и внося в неё что – либо новое. Именно он дал новую жизнь и новое очарование старой пьесе ''Опьяневшая Ян Гуйфэй'', в которой рассказывается о фаворитке, забытой её царственным возлюбленным. Мэй Ланьфан внёс ещё изменение в традиционное толкование и исполнение этой роли. Он добавил жест, которым опьяневшая красавица с презрением отвергает помощь своих слуг, и это помогает артисту выразить всю сложность её чувств.

  Сказать, что мою страсть к классической пекинской опере не разделяет никто из знакомых, значит не сказать ничего)). Более того, даже китайцы смотрят на меня, как на инопланетянина... Очень жду выхода фильма, хотя бы на ДВД, на прокат даже и надеяться нечего, даже  несмотря на звездый состав мирового уровня (Леон Лай, Чжан Цзы И, Чэнь Даомин) . Судя по отзывам, попытка Чена Кайге, ставшего давно классиком китайского кино, вырваться из затяжного творческого кризиса, в который он впал после того как закончил свой последний хороший фильм  "Император и убийца",  удалась.