понедельник, 24 февраля 2014 г.

Интрига Мэйжень / Mei Ren Xin Ji, 2010

   Давно меня не засасывало "гаремниками", и получается, что сейчас утоляю жажду, смотрю аж до рези в глазах). В истории Китая, впрочем, это в равной степени относится и к историям других стран, у меня есть свои любимые периоды. История вообще увлекательная штука, но есть эпохи и династии в которых разбираешься на уровне викизнаний, а есть такие, на изучение которых были потрачены часы, дни, месяцы перелопачивания литературы, научных и популярных исследований, летописей и хроник. И не однократно, а в течении, ну не всей жизни, конечно, а лет 15 уж точно. Так вот, к таким "любимым" темам в истории Китая относятся Период Весны и Осени, противостояние Чу и Хань, Западная Хань и, безусловно, Троецарствие. Последняя династия Цин тоже мимо не прошла и хронологически-событийно изучена, но в силу каких-то личных пристрастий она мне меньше симпатична. Хотя, получается, что в срезе сериальных визуализаций, как раз больше всего мною просмотрено "palace drama"  в исторических интерьерах династии Цин. Но мы же понимаем, что история и сериал - суть "две большие разницы" и уж тем более не учим реальную историю по сериалам. Но картиночке красивой, да еще и с романтическими историями отчего бы по-дамски так не порадоваться).
   Вот! Свершилось! Добралась до своей любимой Западной Хань, один из исторических отрезков которой, а именно восхождение к власти императрицы Доу И Фан, показан в сериале "Mei Ren Xin Ji" / 2010 / 40*45
     Двором столичного Чанъаня, равно как и всей империей Хань, заправляет вдовствующая императрица Люй-хоу, которая вошла в историю благодаря своей крайней жестокости по отношению к другим жёнам и наложницам покойного императора Гао-цзу ( в период противостояния Чу и Хань более известного как Лю Бан) и их детям. Еще при жизни императора Люй-хоу активно продвигала к власти членов своего рода Люй, а уж после его смерти и вовсе максимально усилила влияние в правительстве Люй в ущерб императорскому роду Лю. Опасаясь претензий на трон со стороны Лю Хэна (сын императора от наложницы Бо), который сейчас правит княжеством Дай, Люй-хоу посылает ему в качестве подарка 5 девушек для гарема. И только одна из них, Доу И Фан,  наделена особыми полномочиями, а точнее выполняет непосредственное задание императрицы - втереться в доверие к Дай-вану и шпионить за ним. О малейших измененях  в политической жизни княжества, в настроениях к правящей династии, Доу И Фан должна немеделнно информировать Люй-хоу. Доу И Фан, дама редкой доброты, ума и рассудительности, быстро "приручает"  Лю Хэна, который всецело и полностью ей доверяет. Но вот только одна незадача - сблизившись с Лю Хэном, Доу И Фан понимает насколько хороший он человек, влюбляется и начинает двойную игру. В сериале в беллетризированной форме показана жизнь императрицы Доу И Фан с самого детства до глубокой старости. Тернистый путь дворцовых интриг, любви, предательства, борьбы за трон, пройденный от простой служанки до Великой Вдовствующей Императрицы.
    С первых кадров повествования сериал бьет наотмашь красотой и великолепием костюмов. И этот визуально-эстетический шок настолько неотразим, что уже не обращаешь впоследствии внимания на косяки и ляпы декораций. Вернее, их замечаешь, но как-то остраненно, типа, есть и есть, не страшно, что резиновые коврики уж очень очевидно заменяют каменную резную кладку).
    Какие прекрасные ханьфу  - так называется одежда народа Хань (самоназвание народа пошло от династии Хань), истинно национальная  китайская одежда, которую теперь увидеть можно лишь вот в кино и постановках про стародавние времена. Все попытки восстановления традиции ношения этой одежды в самом Китае воспринимаются как обращение к японской культуре, потому как ханьфу очень напоминает японское кимоно. В этом нет ничего удивительного, ведь традиция изготовления и ношения японской одежды, как и многое другое, была в свое время позаимствована в Китае V-VII веков, во время правления династии Тан. В последствии, в более стабильной и консервативной Японии эта одежда сохранилась, как национальная японская традиция. А в восприятии современного мира национальной китайской одеждой теперь считается ципао, привнесенное в культуру завоевателями и правителями последней манчжурской династии Цин.


 

вторник, 18 февраля 2014 г.

Чан Ок Чон: жизнь ради любви / Jang Ok Jung (2013)

    Если покопаться, то наверняка в каждой стране найдется подобная история о "неземной" любви царствующей особы и девушки, стоящей на значительно нижней социальной ступени. И лишь только немногим удается повторить амбициозный путь Анны Болейн до самого трона, попутно сместив действующую королеву. Уверена, что если таки копаться в истории, то окажется, что и Анна Болейн не была первопроходицей, но в данном случае моё пристрастие к этой персоне объяснимо. Всегда проще оперировать знаниями, имеющимися у тебя в гораздо большем объеме, чем статья в википедии.
   Чан Окчон - одна из наиболее известных королевских наложниц Династии Чосон, начала свой придворный путь фрейлиной при вдовствующей королеве. Молодой король Сукчон во время визита к прабабке замечает Окчон, и, сраженный её божественной красотой, тут же делает своей наложницей. Между прочим, про красоту это вовсе не стандартная в таких случая формулировка. Красота этой дамы отмечена не где-нибудь, а в "Анналах династии Чосон", пятисотлетней летописи правившей династии. С этого и начался стремительный рывок Чан Окчон к власти, вершины которой она таки достигла после рождения сына и признанием его королем своим наследником. Невиданное дело! Мало, что сын от низкородной наложницы (хоть король и награждал её титулами, поднимающими ранг) признан наследником, так король пошел и дальше - сместил и выслал из дворца действующую королеву Инхён, после чего возвел в ранг королевы Чан Окчон, к тому моменту уже носившую высший титул Чан Хибин. Но наивно думать, что тут дело замешано исключительно на любви. При Сукчоне, начавшем править в довольно юном 14-летнем возрасте, "межпартийная" (читай, межклановая) придворная борьба за сферы влияния достигла своего пика, несколько раз выливаясь в радикальные "перемены власти" - смены партий у власти, сопровождавшиеся жестокими чистками в отношении побежденных. Одна из таких смен власти с последующими казнями и ссылками большого количества аристократов из западной фракции и была спровоцирована их отказом признать сына Сукчона от наложницы Чан законным наследником. Однако, через пять лет, в связи с раскрытием интриг леди Чан против других членов корлевской семьи, поддерживающая её партия южан была жестко "вычищена" от власти и уже больше никогда не смогла к ней вернуться. В общем, писать можно долго, только у нас тут не урок истории). Как оно там было неизвестно, мы же знаем, КАК могут писать историю победители, но Чан Хибин осталась в памяти народной и куче фольклора алчной до власти злобной интриганкой. Считается, что она издевалась над собственным сыном, в конце концов в порыве истовой злобы лишив его будущего наследства сильным ударом в пах; ей также приписывали увлечение черной магией и отравление королевы Инхен. Один из любимых эпизодов кинематографистов, как Чан Хибин "изводит" свою соперницу, стреляя в её портрет стрелами во время шанаского ритуала. В общем, дьяволица во плоти))
   Но всего этого вы не увидете в самом свежем сериале 2013 года о Чан Окчон "Чан Ок Чон: Жизнь ради любви" / "Jang Ok-jeong, Sarang-e salda". Это новый взгляд на её биографию, в ином ракурсе, показывающий Чан Окчон жертвой как общей клановой политической борьбы, так и интриг, наветов против неё лично. Вроде все вехи, зафиксированные в истории присутствуют, но им дается совсем иное объяснение, иная мотивация. Кто знает, может так оно и было)). Но сериал чрезвычайно красивый, романтичный и розово-сопливый. В общем, классическое "домохозяйское кино". Кстати, совершенно удивителен тот факт, что я не начала его с 12-15 серии прокручивать на ускоренном просмотре. Или сериал и впрямь показался интересным, или просто соскучилась по корейскому, что не могла оторваться)

  

понедельник, 3 февраля 2014 г.

Мыс Страха / Cape Fear, 1962 / 1991

   Вот чо к чему, смотрела вчера весь вечер фильмы с Робертом Митчумом (это моя последняя любовь из кино-нафталина, я прям жостко на него запала), а приснялся Орландо Блум! Он на каком-то убогом чердаке ведет уроки актерского мастерства, а как я туда попала, хз, но с Орли поговорила и даже автограф у него взяла для Катички)
   Про Митчума пару слов. Вернее, сначала про Де Ниро. Когда заходит о нем речь, то всегда говорю, что из огромного количества сыгранных им ролей, для меня особняком стоит роль Макса Кэди из "Мыса страха". То есть, он для меня в первую очередь Макс Кэди, а потом уже все остальные его персонажи. Настолько отвратительно-завораживающий, что и словами не передать, боюсь персонажа и восхищаюсь актером. Хо! Но я же все время забываю, что "новое - это хорошо забытое старое". Прошло 20 с лишним лет прежде, чем я открыла, что это ремейк фильма 1962 года! Безусловно, фильм с Митчумом не так жесток, как с Де Ниро, в нем нет "лолитиной" сексуальности Дженнифер Льюис, но он не менее "острый" по ощущению при просмотре. Классический черно-белый триллер с крупными планами и тревожной музыкой, которая, к слову, используется и в фильме Скорсезе. Макс Кэди Митчума не татуирован, не так развращен, хотя фильм в 1962 г. при прокате порезали прилично именно из-за поднятой темы предполагаемого насилия над девочкой-подростком (о, времена! о, нравы! для нас на экране это уже обыденность), но он настолько пугающе достоверен, что ему достатчно легкой ухмылки и приподнятого кончика шляпы, чтоб начать ощущать с первых кадров исходящую от него опасность.