понедельник, 25 мая 2015 г.

Полдарк / Poldark


  Дело было в конце 18-го века на побережье солнечного Корнуолла, Настолько солнечного, что аж невозможно смотреть на экран без солнцезащитных очков. Надо сказать, что усилиями все тех же британских кинематографистов, я привыкла к несколько другому Корнуоллу того времени: пасмурному, малоприветливому, с пронзающими ветрами и слякотью. Однако, обманули меня телевизионщики, сформировав неправильный имидж побережья - это и впрямь одно из самых солнечных мест Великобритании с умеренным морским и мягким климатом, что является следствием южного положения и влияния Гольфстрима.  Долой неправильные стереотипы!
  Увы, не в пример большинству европейских зрительниц - поклонниц костюмных драм, я не могу упиваться воспоминаниями, что "Полдарк" 1975-77 гг. любимая драма моего детства и писать проч. сантименты. Тот, старый "Полдарк" я посмотрела только около десяти лет назад, и надо сказать тогда была поражена, что сериал 30-летней давности смотрится так свежо, без излишней картонности, свойственной большинству костюмных драм того времени. Это уж потом узнала, что сериал и по сей день считается самым успешным проектом британского телевидения, планка которого был перекрыта лишь однажды - "Гордостью и Предубеждением" 1995 г. с Колином Фертом. Что ж, успех "Полдарка" вполне заслужен по всем параметрам: сценарий, режиссура, актерские работы, интерьеры, костюмы. Нет, про костюмы надо писать с большой буквы - Костюмы!  И, когда пару лет назад услышала о готовящейся новой экранизации Полдарка, зашептала - нет, нет, только не Полдарк, не трогайте. И пусть там Эйдан "Кили" Тёрнер сыграет хоть все мужские роли, все равно Росс Полдарк может быть только с лицом Робина Эллиса! К Демельзе и прочим другим персонажам у меня отношение чуть менее трепетное, тем более, что сравнивать пока можно совсем начальную часть экранизаций.


пятница, 22 мая 2015 г.

Вызов / Pukar (1939)

  Ладно, по-моему хватит топтаться вокруг да около самого Акбара и его предков и пора бы переходить к потомкам. В наличии имеется наследный принц Салим, будущий император Джахангир, сын Акбара и раджпутской принцессы в истории оставшейся лишь по наименованию своего титула Мариам-уз-Замани, а в популярной культуре "окрещенной" Джодхой. В текущем сериале Jodha Akbar тема наследника Салима занимает добрую часть второй половины повествования, но, нет и нет, я же дала себе " последнее китайское обещание" завязать с просмотром этой бесконечной жвачки! Так что вернусь к киноформату, он хотя бы не выходит за рамки двух серий. Довольно интересно было обнаружить, что личность Джахангира (и его любовных страданий) для кинематографистов весьма сопоставима по привлекательности с личностью его наследника Шахджахана, знаменитого на весь мир своей любовью к жене Мумтаз-Махал, и воспевшего свою любовь в беломраморной симфонии Тадж-Махала. Одна только история любви принца Салима (Джахангира) и танцовщицы Анаркали экранизировалась трижды, и это не считая главного блокбастера индийского кинематографа "Великий Могол" (Mughal-E-Azam, 1960), в котором опять же в основе сюжета лежит история трагической любви Салима и Анаркали. А позже на телугу был снят ремейк этого фильма,
  Совершенным особняком в этом тиражировании любовной драмы стоит фильм Сохраба Моди "Pukar" 1939 г. Действие происходит уже во время правления Джахангира и показывает императора ревностным приверженцем судебного принципа справедливости "око за око, глаз за глаз", невзирая на статус и сословное происхождение истца и ответчика - перед законом все равны! Исторический факт, что во время правления Джахангира был установлен т.н. "колокол справедливости" (другое название "цепи истины"), в который мог позвонить абсолютно любой подданный, ищущий справедливого суда (или возмездия)  у императора. И таки да, сам император принимал решение, о чем и зафиксировано в многочисленных записях могольского двора. В фильме обыгрывается ситуация, когда император сам стал заложником своей непоколебимости.
  Повествование ведется через призму двух отдельных историй любви, которым суждено будет пересечься под ударом "колокола справедливости": первая - между Мангал Сингхом и Кунвар на фоне непримиримой кровной вражды между их раджпутскими кланами, а вторая - любовь императора Джахангира (Чандра Мохан) к своей королеве Нур-Джахан (Назим Бану).
  Мангал Сингх, преследуемый разгневанными отцом и братом своей возлюбленной Кунвар, вынужден обороняться и убивает нападающих. Раджпутские клановые разборки - это вам почище Монтекки и Капулетти будут. Правда, отец несчастной воздюбленной Удай Сингх (ну да, тоже Сингх, хоть и другой) не до конца убился  и, израненный, явился в дом Санграма Сингха, требуя выдать Мангала. Но Санграм Сингх (Сохраб Моди), отец Мангала, крайне лояльный к могольскому императору раджпутский правитель, и уверенный в справедливости Джахангира, предлагает идти ко двору для разбирательства. В это время мамашка Мангала настаивает на том, чтоб сын бежал, чем вызывает ярость как со стороны Удай Сингха, обвинившего Санграма в сговоре и подготовке побега, так и со стороны самого Санграма. Обессиленный и истекающий кровью Удай Сингх все ж таки умирает от ран в тот момент, когда стал звонить в колокол правосудия. Поняв, что истец умер, равно как и его сын, император решает сам провести расследование дела, несмотря на то, что  Кунвар отказывается от предъявления обвинений. И тут на арену выходит честный раджпут Санграм Сингх, который обещает самолично отловить скрывающего сына и доставить к императору для свершения правосудия. Ну, правосудие Джахангира известно - око за око - и Мангал Сингх приговаривается к смертной казни. Рассчитывавший на совсем иной исход дела отец понимает, что ничего не может заставить императора изменить свое решение, впадает в тоску и печаль. Еще в большей тоске и печали пребывает возлюбленная Мангала Кунвар. Мало, что погибли отец и брат, так теперь и любимого за это преступление лишат жизни.

среда, 13 мая 2015 г.

Хумаюн / Humayun (1945)

   


 И раз уж тема Великих Моголов в кино меня пока не отпускает, то пусть это будет вдогонку предыдущему сообщению. То, на что в сериале "Акбар Великий" ушло чуть больше 10 десяти серий, в историческом эпике (да-да, не постесняюсь этого слова) Мехбуба Кхана "Хумаюн" 1945 года уместилось в неполных два часа, при том со всеми песнями-танцами. Название говорит само за себя - тут речь пойдет о Хумаюне, сыне Бабура и отце Акбара. Берется за основу популярная легенда о "братстве" через ракхи могольского падишаха Хумаюна и некоей раджпутской принцессы (в реальной истории это была меварская Рани Карнавати) и как их отношения вписаны в контекст истории, но со своими беллетризированными нюансами. Впрочем повторяться совершенно нет никакого смысла, весь исторический контекст уже был описан в "Акбар Великий".
  Бадшах Бабур (Назим Шах) прибывает в Индию из Ирана, изгоняет мусульманского правителя Делийского султаната Ибрагима Лоди, заключает мир с индусами и основывает в Дели свою новую империю Великих Моголов. К великому неудовольствию и разочарованию раджпутов, выступавших с Бабуром единым фронтом против Ибрагима Лоди. Раджпуты понадеялись, что Бабур удовлетвориться военными трофеями, ан нет, не тут-то было. В одном из последних боев, Бабур предлагает раджпутской принцессе Раджкумари (Вина Кумари) стать его названной дочерью. Такое ощущение, что даже визуальная сторона эпизода была активно позаимствована в сериале "Акбар Великий" именно из этого фильма. Бабур относится к приемной дочери так, как если бы она была его родной, несмотря на наличие родных сыновей Хумаюна (Ашок Кумар) и Камрана и дочери Гульбадан (очень просвещенная барышня, это она потом напишет для истории "Хумаюн наме", хронику правления своего брата). Бабур вообще изображен этаким сусальным идеальным правителем, мудрым, справедливым, решительным. Но интрига-интрига появляется практически с первого эпизода. У Раджкумари есть жених, бравый раджпут Раджкумар Рандхир (Чандра Мохан), поклявшийся отомстить Бабуру за гибель своего отца на поле боя. А самая страшная месть - убить сына, и Рандхир одержим убить Хумаюна. Хумаюн же смертельно заболевает и Бабур молится за его выживание, но в результате "выкупа" сына, сам Бабур заболевает и умирает. Бадшахом коронован Хумаюн, к великому неудовольству брата Камрана. У Хумаюна любовное горение и тоска по отношению к Хамиде Бано (Наргис), её чувства взаимны, но почища тараканов устроили такой раскардаш в её голове, что она не считает себя достойной этого брака. И по социальной лестнице она ниже (хм...а кто же вообще может сравниться с падишахом?), и, мол, для королей всегда женщины игрушки. Он ей про любовь, а она знай свое - не верю! Раджкумари в интересах названного брата пытается достучаться до Хамиды, но та так и не сдается - тяжела мне "шапка Мономаха". Хумаюн по личной просьбе отпускает несостоявшуюся супружку  из дворца восвояси и сам впадает в сердечную меланхолию и теряет всяческий интерес к управлению государством.
   А враг меж тем не дремлет. Вообще, в данном контексте слов враг вряд ли уместно по отношению к раджпутам, выступавшим за освобождение некогда бывших своих территорий от мусульманского владычества. Им всё едино, что Гуриды, что Лоди, что Моголы - захватчики, и до окончательного покорения Акбаром, раджпуты еще активно сопротивлялись, умудряясь создавать антимогольские коалиции. Джай Сингх, один из раджпутских правителей, помогавший активно Бабуру победить Лоди, начинает войну против Хумаюна. К нему присоединяются и многие другие правители княжеств и, о да!, даже завистливый братец Камран. Хумаюн наконец-то выходит из своего оцепенения и успешно противостоит нападавшим. Но коварный Джай Сингх берет в заложницы Раджкумари, отказавшуюся предать нареченного брата, и Хумаюн уже спешит к ней на помощь. Тут, конечно, можно было бы напустить туману и оборвать пересказ сюжета такими интригующими вопросами как "Спасет ли Хумаюн Раджкумари?", "Одолеет ли он врагов?", "Подарит ли ему судьба еще одну встречу с любимой?". Всё это было бы крайне загадочно, не будь фильм о реальной исторической личности)). При всей фиктивности межличностных сюжетных линий, от основной исторической канвы не уйти. И с Хамидой встретится, кто же Акбара рожать будет)). И брата Камрана простит, и мятежников победит. И Раджкумари спасет (должна же быть по сюжету раджпутка, которая поможет появиться на свет наследнику, даже если её характер собрали из нескольких). Но вот пока будет "братский" долг выполнять, более того, даже с мстительным Рандхиром замирится, в это время в Дели другая охочая до трона группа оппонентов под предводительством Шер-шаха этот трон и отберет. В финале все красиво и исторично. Хумаюн победным ураганом отвоевывает Кабул, Лахор, Агру и, наконец-то, Дели. Подрощенный Джелалуддин Мохаммед, будущий шахеншах шахеншахов, поднимает символическое знамя в крепости Раджкумари, как бы утверждая единство моголов и раджпутов.

суббота, 9 мая 2015 г.

Акбар Великий / Akbar The Great (1988)


  Если мне пока до чертиков надоела жвачка в бесконечносерийном Jodha Akbar, это не значит, что меня вообще перестала интересовать тема экранных воплощений истории Великих Моголов. Тем более, если она укладывается всего в 57 двадцатиминутных эпизодов. Это ж надо! В новом сериале Джодха Акбара мурыжила почти 200 серий пока допустила до "комиссарского тела", а тут за короткий срок справились практически со всей историей ранних бабуридов. Вообще, заявленное название сериала "Акбар Великий" (как же я обожаю эту исторически сложившуюся тавтологию - Великий Великий) не совсем соответствует сериалу.    Нет, конечно, он про Акбара, но начинается с боевых побед основателя династии Бабура и добрую половину серий - это рассказ о рождении, детстве и совсем молодых годах будущего императора на фоне исторических событий, непосредственным творцом которых был его отец - император Хумаюн. Да и заканчивается сериал весьма ранними его годами, упоминанием о рождении наследника и быстреньким резюме, каким бешарамником вырастет шехзаде Салим. По сути, Джелалуддин Мухаммад Акбаром станет чуть позже, когда за благие дела сим титулом его нарекут подданные. Но похоже, создателей сериала это вовсе не смущает, и Акбаром его нарекли уже при рождении. К слову, режиссер и продюсер сериала и сам именуется Акбаром - Акбар Кхан - младший брат небезызвестных (для поклонников индкино) Фероза и Санджая Кханов.
  Первые и главные Великие Моголы собственной персоной - Бабур, Хумаюн, Акбар.


  Поехали! (с)