воскресенье, 28 декабря 2008 г.

Мэй Ланьфан.

 (200x283, 11Kb)
     Уже три недели в Китае бьет все кассовые рекорды новый биографический одноименный фильм о Мэе Ланьфане. Герой фильма — личность прелюбопытная. Мало того, что Мэй Ланьфан (1894-1961) на протяжении 40 лет был самым талантливым исполнителем женских ролей пекинской оперы, он положил жизнь на то, чтобы изучить, развить и сохранить ее традиции, и был практически обожествлен своим народом. Он еще и первым начал вывозить пекинскую оперу за рубеж. И влияние его спектаклей на западные умы оказалось просто невероятным. Мэя Ланьфана считали своим гуру ведущие режиссеры мира — и Мейерхольд, и Брехт, и Эйзенштейн, и Чаплин.  Могучую традицию пекинской оперы, ведущую начало со времен династии Тан, Мэй Ланьфан всю жизнь исследовал и старался систематизировать. Его жесты и мимика — это целый словарь театрального языка, который он сохранил для потомства.

Мэй Ланьфан, выдающийся артист пекинской оперы, происходит из семьи, в которой четыре поколения мужчин выступали на сцене в амплуа дань (женские роли). Он вспоминает, как начал учиться, когда ему было только восемь лет. Учитель сидел за столом и держал в руке линейку, которая имела два назначения: отбивать такт и наказывать ленивых учеников. Мэй Ланьфан стоял рядом, повторяя роль слово в слово за своим учителем. Пение преподавалось таким же путём, причём лишь после того, как вся роль была хорошо заучена. Затем начиналось обучение мимике, а также хождению по сцене мелкими шажками, открыванию и закрыванию дверей, движениям рук и пальцев, умению махать длинными рукавами, плакать, смеяться и прочее. Одновременно Мэй Ланьфан обучался и как надевать и носить костюмы на сцене. Богатые и великолепные костюмы в китайском театре часто создают большие затруднения для тех кто их носит. Так, например, Мэй Ланьфан, исполнявший женские роли дань, не мог привыкнуть к сапогам с подошвой в 2–3 дюйма толщиной, которые часто одеавют при исполнении мужских ролей. Но так как в некоторых драмах требуется, чтобы женщина переодевалась в мужской костюм, Мэй Ланьфану однажды пришлось упражнятся в борьбе в таких высоких сапогах в течение двух месяцев, пока у него не появилось достаточной уверенности для того, чтобы выступить в них на сцене. В 1912 году, когда Мэй Ланьфан уже был совершенным мастером актёрского искусства, он впервые надел костюм женщины – воина и почувствовал, как он сам рассказывает, что не в состоянии держать голову прямо из – за тяжести четырёх флажков, укреплённых на спине.

воскресенье, 7 декабря 2008 г.

Битва умов / Mo gong, 2006


"Небо желает жизни Поднебесной и ненавидит ее смерть, желает ее пребывания в богатстве и ненавидит ее бедность, желает ей находиться в порядке и ненавидит смуту в ней"
(Мо-цзы, гл. 26)

    Удивительным образом сей фильм прошел мимо меня во время премьерного показа в 2006 году."Битва умов" (Battle of Wits / Muk gong) - замечательный исторический боевик, снятый гонконгскими кинематографистами (по-моему, они начинают отходить от кризиса, связанного с массовой миграцией большинства звезд в Голливуд) при участии материкового Китая, Японии и Ю.Кореи.
  "Битва умов" - адаптация японской манги. В центре повествования Ге Ли, моист, известный своей идеологией, направленной против агрессии.
   Небольшое отступление. Моисты - это последователи жившего в V в. до н.э. философа Мо Цзы. Военный орден монахов-воинов, поклонявшихся небу и проповедовавших гуманизм и альтруизм (этакие джедаи-тамплиеры на китайский манер). Несмотря на то, что моисты всецело посвящали себя военному ремеслу, для них не было большей ценности, чем обычная человеческая жизнь и благополучие простого народа. Орден моистов просуществовал более стал лет, принимая активное участие в гражданских войнах той эпохи, а потом благополучно распался и исчез, будучи окончательно размолот боевой машиной Цинь Шихуанди. Самая большая  загадка для меня тот факт, что китайцы до сих пор не сняли про моистов ни одного известного фильма. Видимо, погрязшая в конфуцианстве партия наложила вето на эту тему. Еще бы, никакого инакомыслия, а ведь моисты в V-III вв. до н.э.  были весьма серьезными конкурентами конфуцианства в качестве господствующей идеологии Китая.

понедельник, 24 ноября 2008 г.

Русалка. Заплыв за Оскаром.

    Порой у меня складывается такое впечатление, что  живу в полном отрыве от культурной жизни моей страны. Вот и сейчас узнаю, что на "Оскара" выдвинут некий фильм "Русалка", претендующий на гениальность, и вышел он ажно год назад и успел уже нагрести достаточное количество международных призов разной степени значимости. Рунет, ясен перец,  разделился на два лагеря - русалофилов и русалофобов. А,  нет,  есть и еще такая категория, типа меня, которые вообще не в теме. Решило и я составить свое субъективное мнение.
    В южном городе у местной секс-бомбы от заезжего морячка родилась дочка Алиса. Странное создание, мечтательница и немного колдунья.  Она мечтала о балете, пела в детском хоре и училась в школе для дураков. В шесть лет она перестала говорить. За то, что никто ее всерьез не любил, она сожгла родной дом и напустила шторм на побережье... Вобщем, милое такое дитя. Семнадцати лет от роду Алиса переезжает в Москву, где спустя некоторое время встречает Его - Принца, которого надо спасать. А принц с суицидальными наклонностями  живет в своем гламурном мире, где каждый день как "День Сурка" начинается с вопроса : "Ты кто?", продает Луну и хлещет скотч из горла (не иначе,  как от бессмысленности своего существования). 
    Вобщем, если перефразировать недавний перл, то конец был предсказуем. Где-то с середины фильма я поняла, что Алиса погибнет. Так оно вышло...Первую половину фильма боролась с желанием щелкнуть пультом, но вот потом что-то щелкнуло во мне самой и смотрела не отрываясь. Есть в нем что-то притягательное,  но шока не получилось.  Да и какой там шок? Просто не знали, что со всеми этими героями делать, вот и бросили Русалку под машину.
    Единственное грустно, что это, оказывается, наш лучший фильм, что нам больше нечего предложить на "Оскар". Режиссерские приемы, выученные во ВГИКе, кое-что стырено в чужих фильмах, плюс невнятный сценарий. Чем невнятней фильм, тем дольше можно умничать по этому поводу. За такие как раз призы и дают.

воскресенье, 7 сентября 2008 г.

Битва у Красной скалы / Chibi, 2008

    

  Занятное это дело, когда практически одновременно выходят несколько фильмов на одну тематику. В прошлом году так было с бодровским "Моноголом" и японским "Чингиз : Всадник Апокалипсиса". В этом году меня страсть как порадовал китайский кинопром сразу двумя фильмами на основе китайского классического романа Ло Гуанчжуна "Romance Of The Three Kingdoms"(Троецарствие) .
  Надо сказать, что этот период китайской истории один из наиболее мною любимых.Почти четыре сотни лет династия Хань правила Чжунгуо, Срединным государством. Это был золотой век Китая, время великих географических открытий и расцвета медицины, философии, литературы, математики и других наук. Слава о великой Поднебесной империи достигла Рима. Впрочем, они и существовали одновременно в зените славы: Рим на Западе, Хань - на Востоке. Но ничто не вечно под луной...
  Нет более терпеливого народа, чем китайский; жестокости ему тоже не занимать. По меркам истории все произошло мгновенно: колоссальное по своим масштабам восстание против последнего императора Хань утоплено в крови, столица империи разрушена, сам император взят в заложники бывшим сановником. Три героя рвутся к власти, и каждый из них видит будущее страны по-своему...
 С момента выхода Троецарствие: Возрождение дракона, рассказывающего в большей мере о жизненном пути одного из героев, ждала появления "Битвы у Красной Скалы", посвященную одной из эпических битв периода Троецарствия. Особенный интерес к этому фильму был обусловлен именем режиссера - Джона Ву. Ожидание было несколько напряженным, как де снимет он чисто китайский фильм, протаскавшись более пятнадцати лет по всяко-разным Голливудам, сумеет ли передать тот неповторимый дух, свойственный именно китайскому кино.

четверг, 1 мая 2008 г.

Троецарствие: Воскрешение Дракона / San guo zhi jian long xie jia, 2007



  Как несложно догадаться из названия, сценарий фильма написан по мотивам китайского классического романа Ло Гуанчжуна "Троецарствие". 228 год н.э. Китай захлебывается в гражданской войне между тремя его государствами У, Вэй и Шу. В фильме показана альтернативная история эпохи Трех Царств через призму жизни Чжао Цзылуна (Zhao Zilong), легендарного генерала армии Шу. Чжао Цзылун начал свою военную карьеру в качестве солдата в армии Лю Бэя. Чжао проявил свои прекрасные навыки в метании копья в маленьком соревновании в обезличенных масках. Учитывая, что его соперниками были Guan Yu и Zhang Fei ( Гуань Юй и Чжан Фэй — китайские военачальники эпохи Троецарствия. Чжан Фэй известен своей смелостью и большой физической силой, а Гуань Юй — справедливостью и честностью), это произвело на Лю Бэя впечатление, и Чжао был произведен в генералы.
   Чжао Цзылун одерживает его первую победу в сражении, обманывая Цао Цао (великого полководца армии царства Вэй) в битве при Чанбане. Чжао спасает сына Лю Бэя из окружения отряда Цао Цао, борясь с ними единолично. Жизнь Цао Цао находится в большой опасности и более того, о позор, его личное боевое оружие оказывается в руках Цзилуна. Цао Инь (маленькая внучка Цао Цао, вымышленный персонаж) становится свидетелем унижения деда, клянется отомстить и восстановить его потерянную гордость.
 Проходят годы. Чжао Цзылун никогда не проигрывает ни в одном сражении, за что и приобретает титул "Непобедимого Генерала". Меняются правители. Вот уже и Лю Бэй объявляет себя императором Хань, да и государство Вэй обретает нового правителя. Им становится сын Цао Цао - Цао Пи. Чжао Цзылун присоединяется к другим четырем генералам, чтобы создать союз Пяти генералов Тигра, поклявшихся защищать до последнего ханьскую династию.

четверг, 20 марта 2008 г.

Полководцы / Tau ming chong, 2007


  Находясь в начале декабря в Китае, волей-неволей натыкалась на рекламные трейлеры нового фильма "WarLords". Еще тогда отметила, что этот фильм надо посмотреть. Лишь только вчера этот фильм попался мне на DVD в очень хорошем качестве. Удивило, что в нашем DVD-прокате "WarLords" идет под названием "Кровавые братья", куда логичнее было бы назвать "Полководцами" . Но как оказалось, по ходу фильма, и это название полноправно, хоть и не является калькой с авторского.
  В последнее время китайский кинематограф на мировом рынке представлялся попсово-гламурными картинами, типа "Дома летающих кинжалов" или "Проклятия Золотого цветка", активно юзающих полумифические образы главных героев, летающих из угла в угол по всему кадру. Красиво, сказочно, не более...
  И вот потрясение, в буквальном смысле. Это фильм про другой Китай, жестокий и кровавый. Фильм про воинов, не знающих жалости, про настоящую мужскую дружбу и предательство.
 События разворачиваются в середине 19 века в Китае. Центральная власть манчжурской династии пошатнулась после Тайпинского восстания, страна расколота и раздираема междуусобицами. В одном из таких сражений, из-за вероломства союзников, генерал Панг полностью теряет свою армию. Волею судеб он попадает в отряд горных бандитов, которые подвизаются на грабежах армейских обозов. Отчаянный, но мудрый Панг быстро сходится с действующими полевыми ( или горными?) командирами Цао Эр-Ху и Ву Янгом, еще ближе он сходится с женой Эр-Ху. Объясняя бесперспективность существования их шайки-лейки, уговаривает вступить всем отрядом в армию императрицы. Свое решение они скрепляют церемонией кровного братания.

суббота, 15 марта 2008 г.

Лишь море знает / Umi wa miteita, 2002


  Фильм далеко не новый, но вот как-то все не попадался. Включила для фона, не люблю ночью в абсолютной тишине в сети сидеть. Но как-то незаметно, сначала только на слух, втянулась.
   Трагически удивительная картина возвращает нас к Японии, которой не существует больше. В анонсе заявлено, что фильм о гейше. Нет, здесь нет ничего общего с "Мемуарами гейши", снятыми с голливудским размахом, и так же по-голливудски прилизанными.
"Лишь море знает" - это фильм о проститутке, живущей в публичном доме в бедном рыбацком городке, каждый раз влюбляющейся в своих клиентов, чем приносит себе невыносимые страдания. Красивая и юная О-Шин однажды встречается с самураем по имени Фусаносуке, спасающимся бегством после убийства одного могущественного человека. Она помогает ему скрыться от преследования, и молодые люди влюбляются друг в друга. Но смогут ли их чувства выжить в мире, где обычаи и бремя долга всегда берут верх над эмоциями?  Об этом знает лишь море, изменчивое и непостоянное, как человеческое сердце.