пятница, 22 мая 2015 г.

Вызов / Pukar (1939)

  Ладно, по-моему хватит топтаться вокруг да около самого Акбара и его предков и пора бы переходить к потомкам. В наличии имеется наследный принц Салим, будущий император Джахангир, сын Акбара и раджпутской принцессы в истории оставшейся лишь по наименованию своего титула Мариам-уз-Замани, а в популярной культуре "окрещенной" Джодхой. В текущем сериале Jodha Akbar тема наследника Салима занимает добрую часть второй половины повествования, но, нет и нет, я же дала себе " последнее китайское обещание" завязать с просмотром этой бесконечной жвачки! Так что вернусь к киноформату, он хотя бы не выходит за рамки двух серий. Довольно интересно было обнаружить, что личность Джахангира (и его любовных страданий) для кинематографистов весьма сопоставима по привлекательности с личностью его наследника Шахджахана, знаменитого на весь мир своей любовью к жене Мумтаз-Махал, и воспевшего свою любовь в беломраморной симфонии Тадж-Махала. Одна только история любви принца Салима (Джахангира) и танцовщицы Анаркали экранизировалась трижды, и это не считая главного блокбастера индийского кинематографа "Великий Могол" (Mughal-E-Azam, 1960), в котором опять же в основе сюжета лежит история трагической любви Салима и Анаркали. А позже на телугу был снят ремейк этого фильма,
  Совершенным особняком в этом тиражировании любовной драмы стоит фильм Сохраба Моди "Pukar" 1939 г. Действие происходит уже во время правления Джахангира и показывает императора ревностным приверженцем судебного принципа справедливости "око за око, глаз за глаз", невзирая на статус и сословное происхождение истца и ответчика - перед законом все равны! Исторический факт, что во время правления Джахангира был установлен т.н. "колокол справедливости" (другое название "цепи истины"), в который мог позвонить абсолютно любой подданный, ищущий справедливого суда (или возмездия)  у императора. И таки да, сам император принимал решение, о чем и зафиксировано в многочисленных записях могольского двора. В фильме обыгрывается ситуация, когда император сам стал заложником своей непоколебимости.
  Повествование ведется через призму двух отдельных историй любви, которым суждено будет пересечься под ударом "колокола справедливости": первая - между Мангал Сингхом и Кунвар на фоне непримиримой кровной вражды между их раджпутскими кланами, а вторая - любовь императора Джахангира (Чандра Мохан) к своей королеве Нур-Джахан (Назим Бану).
  Мангал Сингх, преследуемый разгневанными отцом и братом своей возлюбленной Кунвар, вынужден обороняться и убивает нападающих. Раджпутские клановые разборки - это вам почище Монтекки и Капулетти будут. Правда, отец несчастной воздюбленной Удай Сингх (ну да, тоже Сингх, хоть и другой) не до конца убился  и, израненный, явился в дом Санграма Сингха, требуя выдать Мангала. Но Санграм Сингх (Сохраб Моди), отец Мангала, крайне лояльный к могольскому императору раджпутский правитель, и уверенный в справедливости Джахангира, предлагает идти ко двору для разбирательства. В это время мамашка Мангала настаивает на том, чтоб сын бежал, чем вызывает ярость как со стороны Удай Сингха, обвинившего Санграма в сговоре и подготовке побега, так и со стороны самого Санграма. Обессиленный и истекающий кровью Удай Сингх все ж таки умирает от ран в тот момент, когда стал звонить в колокол правосудия. Поняв, что истец умер, равно как и его сын, император решает сам провести расследование дела, несмотря на то, что  Кунвар отказывается от предъявления обвинений. И тут на арену выходит честный раджпут Санграм Сингх, который обещает самолично отловить скрывающего сына и доставить к императору для свершения правосудия. Ну, правосудие Джахангира известно - око за око - и Мангал Сингх приговаривается к смертной казни. Рассчитывавший на совсем иной исход дела отец понимает, что ничего не может заставить императора изменить свое решение, впадает в тоску и печаль. Еще в большей тоске и печали пребывает возлюбленная Мангала Кунвар. Мало, что погибли отец и брат, так теперь и любимого за это преступление лишат жизни.
 И вот казалось бы, когда очевидно, что "выхода нет", судьба подбрасывает тоненькую ниточку спасения. Кунвар, взятая под опеку императрицей Нур-Джахан, во время визита во дворец застает последнюю развлекающейся на балконе стрельбой из лука по окрестностям. Когда же Кунвар возвращается из дворца, то видит картину рыдающих дворцовых стирщиков белья (сказать "прачек" не совсем корректно, бо как в русском языке это будет звучать как исключительно женское занятие, в то время как в фильме большинство прачек - мужчины). Кунвар быстро смекает как использовать ситуацию в свою пользу и, поделившись планами с Санграм Сингхом, уже вдвоем уговаривают жену погибшего прачку Рани звонить в колокол правосудия и призвать к ответу императрицу. Ситуация накаляется, когда Джахангир, не признающий клановых различий перед законом, выносит решение, что "если одна женщина отняла (хоть и непреднамеренно) жизнь мужа другой женщины, то пострадавшая должна лишить жизни мужа ответчика." Ничего себе решеньице! Взять и пронзить стрелой императора на глазах всего двора. И ведь лук уже в руку вложили. И ведь все по закону, не оспоришь. Ну да ладно, кто ж его позволит лишь жизни раньше, чем уже в истории зафиксированно. Прачка Рани прощает императрицу и дело улаживается по соглашению сторон. А по сему радостному поводу уже смягчившимся императором  объявляется амнистия заключенным и Мангал Сингх падает в объятия отца и любимой. Ура! Да здравствует советский могольский суд - самый гуманный суд в мире! Все танцуют и пляшут.
  К слову, танцуют и пляшут в этом фильме, как и в большинстве старых фильмов, весьма к месту и по делу, не вырываясь из общего концепта этакими отдельными постановочными номерами. А в этот танец на деревенских посиделках стирщиков белья я влюбилась сразу и безоглядно. И музыка, и пластика! Вах!


 Ну и немного картинок с главными действующими лицами и исполнителями. Император Джахангир - моё недавнее открытие и уже почтишта пламенная любовь Чандра Мохан. Ну, хорош, безумно хорош в костюмных ролях, что в роли раджпута, что в роли могола. К слову сказать, это единственный фильм из мною виденных, где совершенно никакого упоминания или намека на его бешарамный образ жизни, коими изобилуют более поздние экранизации. Что уж говорить, если в "Великом Моголе" принца Салима сделали пьяницей уже в десятилетнем возрасте, за что якобы и был отправлен Акбаром в армию на перевоспитание. А меж тем достоверно известно, что Салим с детства был загружен обучением по самое не балуйся. Будучи сам безграмотным, Акбар постарался дать наследнику самое лучшее на тот момент образование. В общем, да, в последние годы правления, Джахангир и впрямь отошел от управления (делами заправляла любимая жена Нур-Джахан), гулял, бражничал, пристрастился к опию, но не на протяжении всей же жизни! Иначе как бы он укреплял созданную Акбаром империю, развивал судопроизводство, библиотеки и прочую культурно-экономическую жизнь страны. Конец жизни, увы, был омрачен начавшейся грызней наследников за трон. В чем, впрочем, грешен и сам Салим, в свое время поднявший мятеж против отца. В общем, бумерангом вернулось. 
 Джахангир в фильме Сохраба Моди честный, мудрый, справедливый, но сначала абсолютно не гибкий в следовании самим же установленным законам, что способно лишь углубить трагедию вместо получения ожидаемого справедливого возмездия. Но тем не менее, благородный и безумно любящий свою жену Нур-Джахан.


 Да и есть за что её любить. Даже если абстрагироваться от реального исторического персонажа, которая считается одной из самых успешных женщин-политиков своего времени (а уж из жен немогольского происхождения, Мехрунисса (имя при рождении) была персианкой, и вовсе никто не может с ней сравниться по значимости про могольском дворе), киношную Нур-Джахан можно любить только за нежную красоту Назим Бану. 
  Пауза. Для поклонников индийского кино вероятнее больше известно имя её дочери Сайры Бану. Да-да, та самая. Так что Назим Бану еще и по родственным связям была тёщей Дилипа Кумара.


Тут нелишне будет акцентировать внимание на костюмах. Потрясающая детальная проработка в соответствии с изображением императорской четы на миниатюрах того времени. Жанр миниатюр вообще получил развитие и популярность во время правления Великих Моголов, благодаря чему имеется достаточное количество как портретов, так и деталей интерьера. В данном случае наверное нет смысла говорить о степени портретной комплиментарности, меня больше интересуют костюмы.



Безусловно, ни в коей мере нельзя сравнивать технические возможности съемок 75-летней давности, но даже такой статичный показ дворцовых панорам и внутренних интерьеров вызывает интерес и желание рассматривать архитектурные детали. 


Следует так же отметить, что даже не являясь историческим фильмом в чистом виде, в нем столько обыграно моментов, имевших место быть в реальной истории, что создается как раз общее впечатление реконструкции эпохи, чего зачастую не хватает современным фильмам на исторические темы. Тот же уже упомянутый колокол справедливости. Живые шахматы, в которые  играют восседающие на балконах Джахангир и Нур-Джахан. Да-да, это именно из того времени. Официальное общение Нур-Джахан через т.н. придворного - "ретранслятора", который передает слова императрицы, находящейся на балконе вне зоны  видимости. Правила этикета не позволяли женщине ни быть на виду у посторонних мужчин, ни тем более самой принимать участие в управлении. К слову сказать, реальная Нур-Джахан так и правила через своих придворных в то время, когда  император отошел от власти.
 И, конечно же, раз речь идет в фильме о раджпутах, то обязательно будет много разговоров о долге и т.н. традиционном кодексе чести. И желательно под сабельный аккомпанемент.
 К чему приводит воркование голубков из враждующих кланов тоже ни для кого не секрет. Вжик-вжик-вжик, уноси готовенького! 


Еще один интересный момент из раджпутского кодекса чести. Мангал Сингх, сбежав по наущению матери, находит покровительство у своего друга Хайдара. Санграм Сингх является арестовать сына и препроводить во дворец для совершения правосудия. Хайдар по закону чести отказывает выдать беглеца (хоть тот и стоит рядом) и готов скрестить шпагу с любым, кто посягнет на его закон гостеприимства. Будь то даже родной отец укрываемого. То есть "через мой труп" в буквальном смысле этого слова. И в тот момент, когда Хайдр и Санграм обнажают сабли, Мангал бросается под саблю Хайдара и получает незначительное ранение. Этим он снимает обязательства с друга, т.к. тот совершил бОльший грех - ранил своего гостя. 
Ну, тут можно и без лишних картинок. А вот два колоритнейших раджпута из "старой" волны. Удай Сингх и Санграм Сингх (как помним, они не родственники, а вполне даже себе главы враждующих кланов). 


Роль Раны Санграма сыграл режиссер ленты Сохраб Моди. Тот, кому зрители должны благодарны за еще один качественный детальный исторический эпик. Даже если он и покрылся немножко пылью.
Каждый кадр чудесен своим ощущением путешествия во времена Джахангира. Детали увлекательны, да и сама история весьма убедительна. Некоторые эпизоды немного затянуты, но тем не менее не успевают надоесть или вогнать в скуку.  
 И Чандра Мохан такой Чандра Мохан!!! Мне кажется, что из него и Петр Первый неплохой бы вышел)