вторник, 20 октября 2015 г.

Пропавший мастер меча / Guan Yunchang (2011)


  Как бы то ни было, но Романс о Троецарствии Ло Гуаньчжуна просто физически никогда не сможет быть экранизирован в формате художественного фильма; зато он содержит столько историй и персонажей, которые сами по себе являются богатым материалом для воплощения на большом экране. За последние несколько лет это уже не первое обращение "большого метра" к классике. Была рассказана история битвы при Чиби, автономная история Чжао Юня (он же Чжао Цзылун), отдельно покушались на жизнь Цао Цао и вот теперь пришла очередь Гуань Юя. Гуань Юй (он же Гуань Гун, он же Гуань Юньчан, он же гун (князь) Прекрасной бороды, забавный титул из уст императора, но почему́́‒то в экранизациях Троецарствия ни разу не обыгранный) ́́‒ это такой эпический генерал и геройский герой, славящийся не только своими феноменальными военными навыками, но и лояльностью, праведностью, смелостью и храбростью. Но этот фильм вовсе не биография прославленного генерала, со временем "доросшего" до полного обожествления. Да́́‒да, Гуань Юй вот уже добрую тысячу лет вполне себе осязаемый Бог, Бог войны Гуань́́‒ди, со всеми вытекающими атрибутами культа поклонения.
   Этот фильм рассказывает двадцать седьмую главу Романса о Троецарствии, " в которой будет идти речь о том, как "гун Прекрасной бороды" совершил путешествие за тысячу ли и у пяти застав убил шесть военачальников". Следует отметить, что и в романе эпизод написан с изрядной долей авторского вымысла, а уж в фильме "омотивлен" еще больше. Но на самом деле это не очень и важно. Тем, кто знаком с Троецарствием, такие незначительные расхождения несущественны, а тем, для кого Троецарствие  ́́‒ терра́́‒инкогнита, от лица Цао Цао достаточно популярно рассказывается по ходу действия кто кому Вася.
  Начинается фильм с церемонии похорон головы Гуань Юя, любезно присланной Цао Цао Сунь Цюанем, некогда в битве при Чиби бывшим по одну сторону баррикад с Гуань Юем против Цао Цао. Но таковы реалии периода Троецарствия: грош цена предыдущим альянсам перед очередной решающей битвой. Цао Цао, всегда высоко ценивший Гуань Юя, устраивает тому достойные похороны (вернее, голове с деревянной статуей вместо тела) и переносится в воспоминаниях на 20 лет назад. В то время, когда Гуань Юй, разделенный со своими побратимами Лю Бэем и Чжан Фэем, вынужден был сдаться Цао Цао. Цао Цао всячески пытается переманить Гуань Юя на свою сторону, принудить не силой, но желанием служить в его войске. Но одно из трех условий сдачи Гуань Юя было оговорено, что он остается на службе Цао Цао лишь до той поры, пока не получит сведения о местонахождении Лю Бэя. Два других условия: то, что Гуань Юй сдается не Цао Цао, а императору, и что женам Лю Бэя, которые находились на попечении Гуань Юя, гарантируется неприкосновенность. Находясь на императорской службе в армии Цао Цао, Гуань Юй убивает одного из прославленных генералов Юань Шао (непримиримого соперника Цао Цао), чем решает исход битвы. Но ни подарки, ни титулы и земли, последовавшие за этим, не оставляют надежд у Гуань Юя на воссоединение с Лю Бэем. Тому, к слову, тоже в данный момент совсем несладко: он находится в лагере Юань Шао, и когда до последнего дошли известия о том, что Гуань Юй крошит направо и налево его генералов, естественно, подозревает в Лю Бэе "засланного казачка". Однако, Лю Бэй находит способ сообщить своему побратиму, что он жив и ждет его в лагере Юань Шао. Гуань Юй тут же начинает подготовку своего отъезда. Ах, как безумно жаль, что в этом фильме напрочь стерли такую деталь, что уезжал Гуань Юй на дарованном ему Цао Цао Красном Зайце, легендарном коне не менее легендарного Люй Бу. Но понимаю почему это сделано, дабы не перегружать дополнительными именами сюжет, который должен быть максимально понятен неподготовленному зрителю. Видимо, по этой же причине заинтересованности массового зрителя ввели и романтическую линию между Гуань Юем и Цылань, невестой Лю Бэя, которая с двумя первыми женами Лю Бэя в данный момент находилась в заложниках у Цао Цао. Цао Цао старается использовать в своих интересах тайную влюбленность Гуань Юя в Цылань и провоцирует их интимное сближение, что должно вызвать разрыв побратимов. В общем, "меня царицей соблазняли, но не поддался я, клянусь." Не поддался так же на титулы, драгоценности и прочая. Собрал Лю Бэевых жинок, отправил с небольшой охраной одним путем и сам вослед отправился, получив от Цао Цао, предпринявшего последнюю попытку уговорить Гуань Юя, "зеленый свет" и уверения в том, что путь будет беспрепятственным.
 Однако, ближайшее окружения Цао Цао не согласилось с таким решением своего господина ("нельзя выпускать тигра") и, в нарушение указа, рассылают вестовых голубей по заставам с приказом убить Гуань Юя. А чем закончится его дерзкий проход уже и так известно из легенд
    Оставив богатство, печать и ханьского кинув чэн-сяна,
    Он в дальний отправился путь, ревнуя о брате своем.
    На неутомимом коне он тысячи ли пролетает,
    Заставы одну за другой своим открывает мечом.
    Отвага и честность его, как дух, во вселенной витают,
    И слава его, как и встарь, земной наполняет простор.
    Он храбро прошел пять застав, сразил шестерых полководцев,
    И все это темою служит для кисти и туши с тех пор.
 Фильм вряд ли можно причислить к шедеврам, но он заслуживает куда большей оценки, чем имеет на сегодняшний день. Ок, Донни Йен в роли Гуань Юя как Доннни Йен в любой другой своей роли: отличная производительность в боевых сценах и нулевая драматическая игра. Говорят, первоначально он отказался от этой роли, но потом режиссер таки уговорил, убедив, что эта роль поспособствует продемонстрировать Донни его драматический потенциал. Ох, ну что я могу тут сказать)). Донни и драма ́́‒ понятия несовместимые. Что не мешает мне любить его и ждать с нетерпением очередного фильма. Его Гуань Юй непривычен, в первую очередь, визуально: и ростом мелковат, и бородка жидковата  (ну как же, как же гун Прекрасной бороды, а?!)). Гуань Юй в этом фильме скорее не легендарный воин (хотя боевые эпизоды шикарны, этого не отнять), а трагический странник. Впрочем, Цао Цао отлично резюмировал в конце, назвав Гуань Юя жертвенной овцой в битве волков.
 Сунь Ли (эта божественная Чжэнь Хуань) в роли Цылань просто красивое дополнение к фильму, хотя, девица с характером и запросто играет чувствами Гуань Юя, ради благой цели, конечно же.
  Но вот если отставить все за и против, все стыковки и нестыковки ́́‒ Цзян Вэнь в роли Цао Цао ́́‒ вот ради чего стоит смотреть этот  фильм. Абсолютный политик! Ну, и как положено в фильмах последней волны, ревизионистский взгляд на Цао Цао, счищающий слой за слоем с героя шелуху абсолютного злодея, наросшую за многие столетия. К слову, в не меньшей степени и благодаря Ло Гуаньчжуну, перенесшего на персонажа свою личное негативное отношение.