среда, 6 января 2016 г.

Тайна королевы Анны. Почти криминальная история.

   Как и многие, я являюсь убежденным приверженцем постулата про то, что "в одну реку не войти дважды". Ну, так то я, а то ― сам Юнгвальд–Хилькевич. Он, к слову, мало того, что второй раз сильно неудачно вошел в эту реку, так еще и хватило смелости третий раз закинуть невод, или в таком возрасте уже не хватило разума отказаться. Но это совсем другая история.   Остановимся на второй части приключений наших мушкетеров. Я специально акцентирую внимание на наших, бо как к рожденным перьями господ Дюма и Маке они имеют весьма опосредованное отношение. Что не мешает большинству из нас ностальгично любить Боярского и Ко за музыкальность, искрометный юмор и безбашенность. Фильм снят на высочайшем кураже и это заражает с самых первых кадров.
 Другое дело, 90–е. Время тяжелое не только в киноиндустрии, а может в ней как раз и еще тяжелее, финансирования ноль. Но Юнгвальд–Хилькевичу очень хочется продлить жизнь своему детищу, он открывает ночной клуб и на доходы от этого бизнеса снимает продолжение мушкетерианы. Сия трогатаельная история о тяге к прекрасному, увы, никак не компенсирует ущербности конечного продукта. Там еще какая–то неприятная история с заказом саундтрека Градскому. В общем, в конечном итоге, ни годной картинки, ни музыки.
 Но я из исследовательского интереса доела кактус. Так вот, к чертям собачьим все разборы полетов, меня интересует только один вопрос! Кто спёр у королевы подвески серьгу?!!!
 Почти финальная сцена обретения Анной Австрийской второго сына Филиппа, более известного как Человек в железной маске. В залу, где препираются Луи и его брат–близнец Филипп за звание trueкороля, входит вся такая из себя красивая Анна Австрийская. В шикарном, не побоюсь громкого определения, сапфирово–бриллиантовом комплекте украшений. Смотрите сами.



   Видит одного своего сына, настоятельно требующего признать его настоящим королем, видит другого в парадном облачении, внезапно закатывает глаза и проваливается в омморок. Тут и Д'Артаньян Всея Руси весьма кстати, не дает упасть королеве, подхватывает под белы рученьки.


  Луи, которого от близнеца – самозванца отличает только более требовательный голос, стремглав бросается к матушке. Он прям так её и называет ― матушка. Суетятся, усаживают. Внезапно обнаруживается (не по сюжету, а мною), что одной серьги у королевы уже нет. Тут и Филипп к мамке подбегает и мягко интересуется, готова ли она признать в нём сына.  


   Королева в смятении. Луи истерит и приказывает Д'Артаньяну арестовать свежеиспеченного братца  и облачить навсегда в железную маску. На что Мазарини вполне мудро замечает, мол, Франции нужен только один король, так что прими, брат Филипп, свою участь со смирением. Королева в шоке и без серьги покидает залу.
   В общем, печальная история. Но все–таки ― кто поживился богачеством? Д'Артаньян, Луи или мажордом со стулом?