вторник, 3 апреля 2018 г.

Тайна Троецарствия [2018]


  Напрасно старушка ждёт сына домой ... То есть это я, старушка, напрасно ждала появления Цао Цао в 11-й серии, он всё еще победоносно воюет соперников. Зато появился роскошный Го Цзя, заставивший изрядно нервничать проимператорских заговорщиков, ратающих за возвращение полноты власти Сюаньди и установления прежних ханьских порядков. Но по порядку.  
  11-12 серия тезисно. Лю Пин принимает окончательное решение вернуться во дворец и использовать свой императорский статус на улучшение блага подданных, наиболее страдающих в условиях бесконечных войн при крайнем ослаблении династии Хань. Сыма И так же возвращается во дворец для поддержки друга и приступает к занятиям в "школе будущих чиновников" из прошедших отбор талантливых конфуцианцев.

 Оригинально надо сказать занимается, в то время как все остальные прочие корпят над текстами. Сыма И это не надо, он и так самый умный))


  Лю Пин тем временем все больше осваивается в роли императора. Вот и первая официальная ритуальная церемония, во время которой Лю Пин начинает проявлять характер, удивляя тем самым подчиненных, привыкших к безвольному правителю - марионетке.


  Более того, обстоятельства складываются так, что император вынужден действовать таким образом, что и вовсе ставит его на грань разоблачения. В разгар церемонии появляется один из лучших мечников страны Ван Юэ, одержимый жаждой мести семейству Цао Цао за убийство брата Ван Фу, соорганизатора недавно разоблаченного заговора Дун Чэна. Лю Пин проявляет молниеносную реакцию умелого мастера боевых искусств и прикрывает императрицу Фушоу. Но меч Ван Юэ направлен на Цао Пи. Оценивший обстановку Сыма И быстро "переводит стрелки" на вдовствующую императрицу Тан Ин, но происходит трагедия. Ван Юэ серьезно ранит Цао Пи, чуть не вскрыв тому горло насковзь. И снова император быстрее всех приходит на помощь истекающему кровью Цао Пи и под изумленные взгляды чиновников использует нужные порошки и останавливает кровотечение. Никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу! Тут помощь уже нужна самому императору, чтобы развеять сомнения челяди о внезапно появившихся навыках. Спасибо императрице Фушоу и её преданному евнуху.


  А в это время отряд гвардии охраны настигает Ван Юэ, побежавшего по заявленному Сыма И адресу, чтобы уже там свести счеты за смерть брата. Вжик-вжик-вжик, уноси готовенького! Жаль, никто не узнает, что надо сто раз подумать прежде, чем воззвать о помощи к Сыма И. Ничего личного, ты просто лишний винтик в мною собираемом механизме. Хань Дунцзюнь (он же Элвис Хань) неизглагольно прекрасен в роли решительного и безжалостного Чжунда.


   Но он и проявляет изрядное благородство, подставляя свое плечо под меч Ван Юэ и спасая тем самым жизнь вдовствующей императрицы Тан Ин, к которой сам же некоторое время назад и направил разгневанного мечника. Зачем? Время покажет. Сыма И ни одного шага не делает необдуманно. И вот уже в последовавшем разговоре с Ян Сю, Тан Ин начинает проявлять некоторые сомнения в правильности ранее принятого решения об устранении Сыма И. Ян Сю крайне раздражен такой слабостью созаговорщицы.
  Нападение Ван Юэ во время ритуальной церемонии стоило шапки начальнику гвардии Мань Чуну, не сумевшему организовать охрану должным образом и создавшему предпосылки угрозы жизни императору. Но Мань Чун - человек Цао Цао, при прочих других обстоятельствах такое ранение Цао Пи закончилось бы для начальника охраны на плахе. Сценаристы продолжают гнуть линию, что за любым заговором маячит тень Ян Сю. Ну-ну, посмотрим.


   Разжалованный Мань Чун в гостях у опытного царедворца Цзя Сюя. Обсуждения текущей обстановки и попыка разобраться в вопросах, которых за посленее время накопилось болше, чем достаточно. Какие будут последствия и выводы их беседы, время покажет. Мне же чрезвычайно понравился реквизит в доме Цзя Сюя. Все эти кувшинчики-ящички, угольные обогреватели, мини-жаровня с шашлычками ... ммм...



   И вот случилось то, о чем так тревожно шептались проханьские силы. Го Цзя в компании милой барышни Жэнь Хунчан возвращается в Сюйчан. К великой радости Мань Чуна, хоть и разжалованного, но с радостью встречающего их экипаж у въездных ворот.


 Мань Чун довольно быстро вводит Го Цзя в курс последних событий. Кажется, тот совершенно не проявляет интереса, предпочитая глоток доброго вина и объятия красавицы.


  Но расслабленная веселость и показное равнодушие способны обмануть только того, кто не имел дела с Го Цзя.


    Согласно официальным историческим хроникам Саньго-чжи (Записи о Трёх царствах) Го Цзя был известным стратегом на службе Цао Цао.
    Сначала Го Цзя служил Юань Шао и пользовался его большим уважением. Однако позже Го Цзя сказал другим стратегам Юаня, Синь Пину и Го Ту: "Мудрый человек служит мудрому господину. Господин Юань просто пытается подражать господину Чжоу в его доброте к талантливым людям, но он не знает, как использовать их, чтобы они принесли максимальную пользу и всегда колеблется, прежде чем принять решение. Будет сложно получить абсолютную власть над Китаем под его руководством. Поэтому я хочу покинуть его. Что же вы?". Мужчины ответили: "Юань добр и многие хотят следовать за ним. Более того, Юань сильнейший правитель в Китае, разве есть кто-то лучший, кому нам следует служить?"
   Си Чжицай, знаменитый литератор, был советником Цао Цао и тот высоко ценил его. Однако Си Чжицай рано умер, и Цао Цао написал письмо Сюнь Вэньчжо с просьбой посоветовать ему достойного человека на замену Си Чжицаю. Сюнь Юй рекомендовал ему Го Цзя. Цао Цао призвал к себе Го Цзя и, после беседы о значимых событиях века Цао Цао восторженно произнес: "Вы тот, кто поможет достичь мне абсолютной власти!". Го Цзя тоже радостно воскликнул: "А я нашел господина, которому хотел б служить!". Цао Цао назначил Го Цзя чиновником. С тех пор Цао Цао всецело доверял способностям Го Цзя. Го Цзя был человек необыкновенной изобретательности, и Цао Цао однажды сказал: "Го единственный, кто может полностью понять все, что у меня на уме". Во время похода на север Го Цзя заболел и, вернувшись в столицу, скончался в возрасте тридцати восьми лет. Цао Цао был настолько поражен горем, что сказал всем своим советникам: "Все из вас почтенны, кроме Го Цзя. Я бы хотел и дальше полагаться на него в своих делах, но он умер в раннем возрасте – должно быть, это вмешательство Неба". Затем он объявил: чиновник Го Цзя сражался за меня одиннадцать лет. Когда я колебался перед принятием сложных решений, у него всегда был готов верный ответ. Он умер до того, как свершил великие начинания. Никогда нам нельзя забывать его и всегда мы должны помнить и чтить его. Цао даровал Го Цзя посмертный титул Верного Хоу и позволил его сыну унаследовать его пост.
   Позже, когда Цао Цао проиграл битву при Чиби (Красная Скала), он вздохнул: "Если бы Го был жив, я бы никогда не потерпел такой неудачи". Как советник, Го Цзя многое сделал для доминирования Цао Цао над севером и считается выдающимся стратегом. Какая жалость, что он умер до исполнения его мечты.