вторник, 29 марта 2016 г.

Дерево с глубокими корнями / Ppurigipeun Namu (2011)



Title: 뿌리깊은 나무 / Ppurigipeun Namu
Enllish Title: The Tree With Deep Roots
Episodes: 24

 Ну, что же, раз при первичном просмотре драмы ничего о нём не писалось, то сейчас самое время, чтобы исправить упущенное. Потому что это, действительно, достойная историческая драма, которую хочется персмотреть спустя время. За мой долгий киноманский опыт это происходит впервые в отношениии столь длинного многосерийника
  И не буду себя обманывать, что это вовсе не Чжунки стал побудительным мотивом). Да, в ожидании очередной серии "Поклонников солнца"  вернулась к "Дереву ..." и снова зависла.  Но если тогда мне была интересна сама история короля Сечжона, его страсное желание облегчить жизнь народу, стать полезным  и любимым своим народом, то сейчас больше уделяю внимания самому актерству, игре, деталям. В сию минуту у меня идет противостояние короля-отца и короля-сына.

1-vlc00109 (700x345, 242Kb)


   Тут, правда, надо немного отскочить в истории. Ли Сонге (первый правитель новой династии Чосон) был хорошим полководцем и достаточно вменяемым человеком, чтобы следовать советам действительно умных людей. Самым знаменитым из них был стоявший во главе основателей Чосона Чон Доджон; кроме всего прочего, он написал несколько книг, посвященных управлению страной ‒ фактически планов реформирования системы, оставшейся от Корё, в порядок, продуманный в соответствии с учением нео‒конфуцианства. До времен позднего Корё Конфуция вспоминали в основном в связи с вопросами этики, т.е. кто кому начальник, когда вспоминать предков и в какой форме и все такое. Основной государственной религией был буддизм, который, как правило, не лез в вопрос управления.    Новая волна конфуцианства ‒ пришедшая, естественно, из Китая ‒ накрыла специфическим подходом к решению вопросов проблемы политики, истории, философии и практических наук. Король ‒ это символ государства, чиновники должны сдавать экзамены и жить по средствам, сословные различия относятся на второй план по сравнению с умениями и знаниями. Эти положения хорошо ложились на текущую обстановку в стране. Чон Доджон, фактический основатель Чосона, посадил на трон Ли Сонге, провел земельную реформу, в очередной раз поделив жалованные наделы "по справедливости", перетасовал систему высшего уровня управления, перенес столицу из Кэсона (оплота буддизма и, следственно, очага сопротивления некорепшей еще династии) на место нынешнего Сеула. И, разумеется, нажил врагов.
  Пятый сын Ли Сонге, Ли Банвон, считал, что именно из него получится самый лучший король (в конце концов, из всей кучи братьев именно он был правой рукой отца при свержении династии Корё). С этим были не согласны некоторые его братья и Чон Доджон, который считал, что Ли Банвон недостаточно тру‒конфуцианен, чтобы высшее чиновничество могло им легко помыкать. В общем, налицо конфликт интересов. Чон Доджон считал, что власть монарха должна ограничиваться кабмином и премьер‒министром, а Ли Банвону была милее абсолютная монархия. Первым успел Ли Банвон ‒ он убил Чон Доджона, его родню и сподвижников, а также парочку своих братьев, претендовавших на престол.
   В последующие годы, а правил Ли Банвон 18 лет, он почистил немало недовольных, так что его сыну Ли До (королю Сечжону) досталось относительно спокойное поле деятельности, на котором он полностью реализовался как правитель, любящий свой народ, заботящийся об облегчении его участи и блаблабла. Самое главное дело его жизни ‒ создание слогового алфавита хангыль, являющегося в настоящее время основой корейской письменности. Да и вообще, в правление Сечжона Корея испытала мощный культурный подъем. За что Сечжона и прозвали Великим.
  Действие сериала начинается аккурат в первые годы официального правления Сечжона, но реальная власть принадлежит его отцу Ли Банвону, который ушел в отставку с трона, но не из политики. Признавая за сыном очевидные таланты ученого мужа, он тем не менее постоянно подвергает сомнению способность сына управлять государством (что в пониманиии самого Банвона означает жесткость и безжалостность). В общем, гнобит парня почем зря. Но Сечжон уже начинает расправлять крылья и не просто противоречит отцу, но и вопреки конфуцианской морали вступает в открытый конфликт. Следить за их проивостоянием ‒ истиное удовольствие, где слова и поступки подобны фигурам на шахматной доске и каждый ход имеет тайный смысл. Война нервов!
   Но вот молодой Ли До! Удивительное мастерство молодого тогда еще Чжунки. Все ж таки игра в сагыках требует от актров иной отдачи. Тут сразу видно, кто талантом не обделен, а кто просто лицом потороговать вышел. Отлично показан личностный рост персонажа от "твари дрожащей" до "или слова имею" перед всесильным отцом.



  И Ли Банвон хорош в своей жесткости и непримиримости к врагам. Ну, насколько может быть хорош правитель, устроивший братоубийственную войну на пути к трону. Пэк Юн Сик ‒ это мой эталонный Ли Банвон из тех, что я уже видела.
\

Но сейчас о другом, о деталях, дико меня забавляющих. На данном этапе конфликт Ли До и Ли Банвона достиг апогея (без лишних сюжетных подробностей). Действующий король ‒ сын идет с покаянием к формальному королю‒отцу. Отец предполагал такой исход и снова берет сына на слабо, устроив у себя во дворе тренировочные стерльбища для лучников (армия все еще официально подчиняется отцу). Молодой король раскрывает входные ворота, а там перед ним несколько линий лучников, мишени же расположены на линии ограды и ворот. Лучники, понятное дело, в шоке ‒ действующий король на линии огня, а главнокомандующий старый король самолично отдает приказ стрелять. И что вы думаете делают лучники? Вместо того, чтобы не дай бог не попасть в короля и метить мимо, одни от страха зажмуриваются, другие отворачиивают голову, и валят град стрел в сторону короля. Я так хохотался (с) )).
     1-vlc00108 (700x342, 219Kb)

Сдается мне, что теперь по ходу пересмотра буду делиться разными сюжетными подробностями, бо как не могу молчать! *всего 24 серии, можно и потерпеть*.

Продолжение будет.