пятница, 16 июня 2017 г.

Королева на семь дней / Seven Day Queen (2017)


Оригинальное название: 7Ilui Wangbi
Другие названия: Queen For Seven Days / Семидневная королева
Серий: 20

  Как-то внезапно в этом году "поперло" Ёнсангуну. Сначала "Бунтаря Хон Гильдона" разместили в его правление, теперь вот ему приходится вступить в противостояние за трон со своим младшим полукровным братом Ли Ёком - будущим правителем Чунджоном. К слову, и недавно закончившийся сериал о Саимдан тоже можно косвенно отнести к тому же периоду, бо как действие происходит с начала правления Чунджона и он находится в постоянном напряжении от шаткости своего положения, вспоминая, что трон ему достался в результате переворота, организованного группой влиятельных аристократов-чиновников. В принципе, именно с этого времени при чосонском монаршем дворе и началось активное деление на фракции, противостояние которых изрядно попортило крови последующим правителям. 
   Итак, история происходит во время правления Ёнсангуна (1494-1506 гг), самого известного правителя-тирана Чосона, печально прославившегося кровавыми чистками выступавших против него ученых и разбазариванием казны на щедрые развлечения с блэкджеком и шлюхами. Краткую выжимку по его "подвигам" в соответствии с традиционной историографией уже писала при обзоре Ёнсангун / Yeonsangun (1961), посему без повторений. 
   Его сводный брат Ли Ёк, великий князь Чинсон, был прямым потомком своего отца государя Сонджона и следующим в очереди на трон; и когда Ёнсангун был свергнут в результате государственного переворота и его малолетние сыновья были тут же предусмотрительно выпилены, то Ли Ёк стал одиннадцатым правителем Чосона (посмертно известный как Чунджон).
   Драма сосредоточена на истории первой супруги Чунджона, леди Шин, посмертно известной как королева Данкён. Её отец был наиболее влиятельным чиновником правления Ёнсангуна, а заодно и его братом-в-законе. После низложения Ёнсангуна и его королевы, леди Шин взошла на трон вместе со своим монаршим супругом. Но из-за того, что её отец был братом только что свергнутой королевы, плюс чиновники хотели избавиться от любого лица во власти, хоть как-то связанного с тираном, на Чунджона было оказано огромное давление со стороны посадивших его на трон чиновников. Зависимый правитель был вынужден подписать указ о свержении леди Шин с ее позиции в качестве королевы спустя всего семь дней после того, как она была ею объявлена.
  Чунджону быстро была выбрана новая королева из клана, стоявшего во главе заговора, но она умерла через 8 лет, сразу после рождения наследного принца. Сторонники леди Шин пытались продвинуть ее восстановление и направили соответствующее обращение, но властные чиновники из фракции Больших Юнов сразу наложили вето на подобные поползновения, и, дабы неповадно было, сторонников свергнутой леди Шин сослали подальше. Чунджон был бессилен в этом противостоянии со своими чиновниками. И только после смерти Чунджона, его сын (от второй королевы) Инджон дал официальное статусное название месту проживания леди Шин - Резиденция свергнутой королевы (pyebigung). Она также получила помощь от Инджона, значительно улучшившую её материальное положение, и прожила преспокойно до 71 года. Правда, посмертного храмового имени пришлось подождать еще изрядно. Лишь только на 15-й год своего правления Ёнджо официально даровал леди Шин имя Данкён.
   Популярная в Корее легенда гласит, что нежно любивший свою первую супругу Чунджон ежедневно смотрел в сторону гор, где поселилась леди Шин. И когда до неё дощли эти слухи, она положила свою любимую красную юбку на выступающий валун, чтобы дать понять, что думает о нем тоже.
   Но легенды легендами, история историей, а киношники творят свою историю. Художественную. И если в отношении второго из свергнутых правителей - Кванхэгуна - ревизионистские попытки создания иного образа имеют под собой историческое обоснование, то в отношении Ёнсангуна меня и раньше мучил вопрос. Как, с какой стороны поскоблить черноту на этом монархе, чтобы он вызвал у зрителя хоть толику сочувствия.
   А вот и раз! Совершенно новый Ёнсангун выходит у Ли Донгона. И хотя пока могу судить только по пяти вышедшим сериям, он поражает своей целостностью и противоречивостью. Нет-нет, тут не идет речь об отбеливании, но тем не менее, так здорово прописан и сыгран характер, постоянная внутренняя борьба между любовью к младшему брату и позицией правителя, изначально недолюбленного и недооцененного отцом и к тому же лишенного в результате придворных интриг с детства родной матери. Ревность, боль, гнев. На другой стороне - обнаженность (гы, не только в переносном, но и прямом смысле)) и нежность с тем, кто его любит братской любовью. Но, увы. в отношениях с девушками братская любовь какое-то не очень подходящее чувство. Так что у нас тут в художественном Чосоне нарисовывается любовный треугольник между действующим правителем Ёнсангуном, министровой дочкой Шин Чхэгён и пока еще великим князем, но будущим правителем Чунджоном. В общем, мало детской травмы и политической борьбы для полного слёта с катушек Ёнсангуна, пусть еще и сердечную рану получит для полной ненависти к брату. Тогда уж точно таких дров наломает к концу сериала (благо в нем всего 20 эпизодов), что и не жалко будет его свержения. А пока жалко. Пока он не то чтобы хороший, но вызывает сочувствие. Равно как вызывает сочувствие и огромные симпатии и пара уже выросших главных героев. Но им тоже некогда расслабляться. У Ли Ёка теперь одна цель - забрать трон у старшего брата на законных основаниях. В художественную канву вплели некое тайное завещание правителя Сонджона, по которому Енсангун должен передать трон Ли Ёку по достижению того совершеннолетия. Но Ли Ёк теперь имеет и личные причины для мести. Пять лет назад, попав в изрядную переделку, сплетенную его соперниками при дворе, он отправляется в качестве наказания в ссылку и подвергается нападению. Случайно выпавшая у нападавшего подвеска государя убеждает Ли Ёка, что его убийство спланировано страшим братом. Спасибо, что недолго зрителя мариновали, и убитый Ли Ёк ожил и повзрослел на 5 лет через 20 минут экранного времени Эй, Ли Ёк! Не забывай про коварную наложницу государя Чан Ноксу. Ах, ну да, он же не читал учебников истории постфактум. Это мне, современному зрителю, сразу ясно кто кому Вася и кто с кем против кого дружить будет. 
  Кроме того, вдовствующая королева, родная матушка Ли Ёка и мачеха Ёнсангуна, тоже далеко не идеал высокоморальных помыслов и преданности действующему государю, лихо втягивается в плетение интриг по возведению на престол родного сына. Ну да, ну да, официального завещания нет, но все про него знают. А на дворе уже 1504 год. До переворота всего каких-то два года осталось.
    Любовный треугольник дополняется новым углом. Некая Мёнхё, буквально вытащившая с того света Ли Ёка, испытывает к последнему трепетные чувства. Но у него в голове только Шин Чхэгён. На что Мёнхё вполне однозначно заявляет, что не желает больше слышать этого имени никогда. Ан нет, придется. Бо как ни крути, но Чхэгён станет первой супругой Ли Ёка и даже королевой 7 дней побудет. А вот Мёнхё как раз и будет его второй королевой, которая родит наследного принца. Это уже стало безошибочно очевидно в конце пятой серий, бо как реальная вторая супруга Чунчжона была племянницей главнокомандующего Пака. А он сейчас в сериале начинает интриговать со вдовствующей королевой.
  Жду продолжения и морального разложения Ёнсангуна. Нет, ну я же должна его к концу возненавидеть! А разве ж такого можно?))