воскресенье, 8 октября 2017 г.

Северная история доблести / Oru Vadakkan Veeragatha (1989)


   Оказывается, если перетрясти сундук с кинонафталином, то в нем обязательно найдется то, что тебя интересует в эти дни. Анонсируя чуть раньше фильм Veeram, следовало бы догадаться, что Джаярадж не первый режиссер, кто обратился к Vadakkan Pattukal (Баллады  Северного Малабара или Песни Севера).
  Баллады рассказывают о средневековых воинах чекаварах северного Малабара (совр.штат Керала), практикующих боевые искусства каларипаятту. Кто такие чекавары? Дабы не увязнуть в этно–культурных глубинах, проще сказать, что это "керальские самураи", воины–наемники на службе правителей, с особыми функциями и не менее особым кодексом чести. Одна из легенд, распеваемых на разные лады, повествует об известном чекаваре Аромале, погибшем уже после дуэли (ankam), которую он выиграл со сломанным мечом. Металлические заклепки, удерживающие лезвие на рукояти, была заменены перед боем на деревянные кузеном Аромаля Чанду, отвечавшим как доверенное лицо за готовность оружия. Народная традиция гласит, что зависть к популярности и воинским способностям чекавара толкнула Чанду на предательство кузена, и с тех пор к его имени бесславно добавляется Чатхиян Чанду (Предатель Чанду). Унниярча, сама прекрасный воин и родная сестра Аромаля, обещает отомстить за жизнь своего брата. Месть, наконец, достигнута, когда ее выросший сын Аромалунни вызывает Чанду на дуэль и убивает его
   В отличие от принятой традиции, режиссер Харихаран снял альтернативную версию этой легенды, где он представляет инцидент с точки зрения Чанду, предполагая трагическую несправедливость в отношении Чанду, начавшуюся с ошибочного обвинения в замене заклепок.

    Рассказ начинается с того момента, как выросшие кузены Аромаллуни (сын Унниярчи) и Каннапаунни (сын Аромаля) находят в семейных запасниках оружие, некогда принадлежавшее чекавару Аромалю. Обращение с расспросами к Унниярче ведет к тому, что переполненные желанием мести молодые люди бросают вызов своему дяде Чанду. Перед началом боя Чанду просит совершить ритуальный обряд и уединившись к алтарю вспоминает свою предыдущую жизнь с того момента, как он, оставшись в детстве сиротой, попадает в дом брата матери. О том, как он за свой статус "приемыша" подвергался насмешкам со стороны Аромаля с дружками. О том, как он был любим дядей, видевшем в Чанду задатки великого чекавара. О том, как он с детства полюбил Унниярчу, и по решению её родителей была огранизована их помолвка. О том, как неприязнь со стороны Аромаля росла вместе с тем, как росли герои. В конце концов Аромалю удается интригами подставить Чанду, что тот вынужден покинуть общину. Чанду находит покровительство у известного мастера чекавара Арингодара и посвящает дни усердным тренировкам, оттачивая воинское мастерство.
    Результатом изгнания Чанду стал и разрыв его помолвки с Унниярчей, которая сейчас выходит замуж за другого. И снова Чанду попадается в сеть интриг и снова его имя опозорено. Утешение приходит в лице Кунджи, дочери чекавара Арингодара. Может так и жили бы дальше, занимаясь каждый своим делом, но тут поссорились два феодала. Надо отметить довольно интересную практику разрешения непримиримых споров, ведущих к военному противостоянию усобных земель. Вместо того, чтобы бежать к границам стенка на стенку и крошить множество народа, каждый феодал выставляет от своего имени чекавара и они в анкаме (дуэль до смерти) решают судьбу спора. Всё. После этого никаких апелляций, переигрышей и пересмотра дела. Победил чекавар ― победил его хозяин.
   Чековар Арингодар избран защищать интересы своего  феодала, в то время как с другой стороны это право предоставлено Аромалю. Несмотря на то, что Аромаль очень квалифицированный чекавар, его мастерство несравнимо с соперником. Чанду оказывается перед дилеммой, когда его дядя просит быть второй рукой (помощник на боевой площадке) Аромаля в этом анкаме против учителя. И Унниярча тут как тут, обещает в случае победы Аромаля жить с Чанду. Поддавшись искушению, Чанду принимает предложение и становится правой рукой кузена.
  Неожиданно во время поединка у Аромаля ломается меч и Чанду прилагает максимум усилий, чтобы умиротворить своего учителя Арингодара от нанесения смертельного удара в то время, пока Аромалю меняют оружие. Но Аромаль подло пользуется моментом и в броске обломком меча поражает соперника. Аромаль празднует победу и обвиняет Чанду в замене заклепок. Чанду торопится к отдыхающему после сражения Аромалю и пытается снять с себя обвинения. В состоявшейся между кузенами перепалке Аромаль нелепо погибает из–за неосторожности. И на смертном одре он лживо обвиняет Чанду в своей смерти.
  Чанду вынужден бежать от разъяренной толпы, проведя расследование, выясняет, что за заменой заклепок стоит Кунджи, которая всем сердцем желала проигрыша Аромаля. Ведь в противном случае Унниярча отберет у неё возлюбленного Чанду.
   Пережив воспоминания, Чанду выходит к племянникам, чтобы предотвратить бессмысленное кровопролитие, но те полны жаждой мщения. Осознавая, что его уровень мастерства не позволит победить юным чекаварам ни вместе, ни тем более по одиночке, Чанду совершает последний акт доблести.
   По себе знаю, как тяжело даются к восприятию ревизионистские подходы в отношение героев. Когда столетиями закреплены за персонажем такие качества как подлость, зависть, предательство, внезапно пытаться принять этого героя не просто жертвой обстоятельств, но и крайне положительным и благородным. Не частично, что вот тут он плохой, а вот там уже просто так получилось, а кардинальный разворот на 180°! Но, судя по тому, что фильм стал суперхитом и получил 4 национальных кинопремии (лучший сценарий, лучший актер, лучший постановщик и лучшие костюмы) и 6 региональных керальских кинопремий, зритель и критики приняли такого Чанду чековара. И в этом львиная доля заслуги исполнителя главной роли Маммутти. Часто в разговоре об индийском кино в целом я оговариваюсь, что южно–индийское кино для меня хоть и не совсем терра инкогнита, но все ж таки я далека от того, чтобы считать себя знатоком. Но имена южных звезд тем не менее на слуху. Маммутти, безусловно, большой актер индустрии на языке малаялам, но я его прежде видела только один раз в тамильской версии джейностиновскго "Разума и чувств" (Kandukondain Kandukondain) в роли капитана Балу.
  Роль Чанду стала для меня тем самым откровением, когда говоришь, да, теперь я понимаю его невероятную популярность на родине, он ― Актёр.
   PS  Как же мне трудно будет теперь ломать стереотипы в других экранизациях, придерживающихся традиционного взгляда на Чанду – предателя.