вторник, 27 февраля 2018 г.

Moondram Pirai [1982]


    Молодая современная девушка Бхагьялакшми (Шридеви) после очередного пикника с друзьями на берегу океана попадает в автомобильную аварию. Прибывшие в больницу родители сильно обеспокоены состоянием дочери: не имея сколь-нибудь значительных физических повреждений, она тем не менее не узнает их. Здравствуй, ретроградная амнезия и память с интеллектом семилетнего ребенка. Прогнозы врачей оптимистические, но не конкретные, на восстановление может уйти от нескольких дней до нескольких месяцев, для чего и предлагают поместить на это время Бхагьялакшми в реабилитационный центр под наблюдение специалистов.
  Уйдя без разрешения на прогулку за территорию центра, Бхагьялакшми становится легкой добычей для мошенников, которые быстренько "пристраивают" девушку в бордель. Случай приводит в этот бордель за компанию с другом простого сельского учителя Шриниваса "Чину" (Камал Хасан). Поняв, что Виджая (такое имя дала хозяйка борделя девушке) оказалась здесь не по своей воле, он спасает её и отвозит в свой дом в Кетти, где он живет со своей бабушкой. Виджая "Виджу" отвечает на заботу Чину, и они проводят несколько месяцев вместе, разделяя удивительные и невинные отношения, которые проходят по тонкой грани между привязанностью и любовью. Боковая сюжетная линия фильма связана с женой директора школы, не оставляющей попыток соблазнить Чину, хотя он совершенно не отвечает на ее чувства. Эта линия выпукло противопоставляет плотские желания внешнего мира (там есть еще один неприятный эпизод с попыткой изнасилования Виджу), которым нет места во внутреннем мире отношений Чину и Виджу. В конце концов Чину находит в соседнем селении практикующего аюрведу доктора, который излечивает и возвращает Виджу к здравомыслию. Но, увы, в этом случае память девушки восстанавливается только до момента аварии, когда она восстанавливает память до момента несчастного случая ...

    Наброски к этому фильму пролежали у меня в черновике добрую пару лет. Сначала мне хотелось акцентировать внимание на режиссере, чье имя довольно часто встречаю в разных вью действующих ныне кинематографистов Южной Индии. Мани Ратнам, Бала, Сантош Сиван, Рави К.Чандран - самые громкие имена киноиндустрии, которые считают Балу Махендра своим учителем и непревзойденным универсалом, который был одинаково хорош в качестве режиссера, сценариста и оператора своих лент. Если мне не изменяет память, то Бала (в очередной раз повторюсь, один из самых ошеломляющих режиссеров Южной Индии) и многие другие в предваряющих фильм дисклеймерах и специальных благодарностях всегда делают посвящение Балу Махендре. Почему из более двух десятков позиций его фильмографии именно этот фильм? Чисто "девочковый" выбор - понравилось название. Moondram Pirai с тамильского на русский - Полумесяц приходит на третий день. Это уже потом я выяснила, что попала пальцем в небо и интуитивно выбрала один из лучших фильмов мастера, признанный критиками, щедро оцененный зрителями родной рупией, получивший множество тамильских, южных региональных и всеиндийских наград, среди которых и награды Камала Хасана и Шридеви как лучшим тамильским актеру и актрисе года.
  Через год Балу Махендра снимет хинди-ремейк Sadma с тем же основным составом, и снова фильм снискал критический и коммерческий успех. Роль Шридеви в Sadma критиками принято отмечать как "веху в её прославленной карьере". В русском прокате Sadma называется Грустная история, она и впрямь очень грустная для одного из героев и в финал режиссер вложил всю боль личной трагедии.
   Я смотрела обе версии, они хороши, и различия практически незаметны, но предпочтение всё равно отдаю тамильскому оригиналу. Наверное, потому что камера Балу Махендры больше влюблена в родной Тамил-Наду. Такой красоты панорамные и природные съемки, что диву даешься, почему сейчас тамилы не снимают свою природу так, словно это Керала (по умолчанию настроек самый киногеничный штат Индии).
   Спустя некоторое время я подступалась к черновику с желанием рассказать о фильме через призму актрисы сыгравшей роль искусительницы. Силк Смита - однозначная секси-стар южноиндийского кино 80-х. Режиссеры, чьи фильмы плохо стартовали в прокате, часто быстро доснимали и добавляли один айтем-номер с Силк в свои ленты, что тут же поднимало доходность фильма. Так же номера вклеивали в уже выходящие на кассетах (позже двд) фильмы, и даже самые завалящие из них сметали с прилавков.
 
  Но вот чего я не могла представить, что этот черновик таки получит право на выход "в люди" как посвящение ошеломляюще раннему уходу Шридеви ...




  Переломный момент, когда герой Камала Хасана до сего момента видевший в героине Шридеви то, чем она является - ребенка с телом взрослой девушки - внезапно осознал её привлекательность для себя как женщины. Именно после этого он стал активно заниматься поисками врача для Виджу.




 Кульминационная сцена, неизменно входящая в список "50 самых запоминающихся сцен Болливуда всех времен". Да, в данном случае скринкапсы из тамильского оригинала, но повторюсь, что фильмы равнозначны. Много можно задать вопросов по поведению героя. Зачем Чину, уже зная, что его Виджу обрела память, в которой нет места воспоминаниям о нём, пытается так глупо привлечь к себе внимание гримасами обезьянки, что была частью их игр в общем прошлом. Она же не помнит этого! Но разве влюбленные всегда логично поступают в момент, когда есть прошлое, сиюсекундное настоящее, но нет никакого будущего. И нелепость поведения героя лишь только усиливает трагичность финала.



  И все-таки пару слов и про Силк Смита, как и планировалось раньше. К сожалению, судьба к актрисе была не столь благосклонна как к продажам её образа, в котором она застряла на веки вечные. Никто и не думал давать Силк драматические роли там, где достаточно её более обнаженного, чем у героини, тела и томного взгляда соблазнительницы. Есть от чего впасть в отчаяние и депрессию, выход из которой секс-символ нашла в самостоятельном уходе из жизни в возрасте 35 лет.



  Балу Махендра в последующих интервью отмечал, что танцевальный номер с Силк и Камалом был совершенно чужероден его фильму, но того требовали условия продвижения фильма в то время. Возбужденная предстоящей встречей с героем своих грёз, Силк видит во сне танец оживших скульптур храмов Каджурахо. Я не знаю кого еще из актеров того времени (начало 80-х) можно было так одеть (в этом случае точнее сказать - раздеть), чтобы он не выглядел по-идиотски. У одних пузцо висит по бокам, у других ноги кривы, у третьих росточка не хватает. В общем, Камал Хасан - смельчак и красава!
  Чего не мог предположить Балу Махендра, сожалевший о включении номера в фильм, так это того, что со временем и сам номер в отдельности тоже приобретет культовый статус.



  В ремейке фильма с лирикой Гульзара и в исполнении на хинди Аши Бхосле песня звучит, увы, совсем иначе. Но там есть один несомненный плюс - последнюю минуту танца Балу Махендра снимал на фоне отсвета закатного солнца. Какие прекрасные черные силуэты! Мне, как фанату силуэтного фото, бальзам на сердце визуального удовольствия.



ЗЫ: Надо сказать, что я не очень люблю ставить постеры в начале сообщения, предпочитаю скринкапс, который мне более созвучен по восприятию фильма и не занимает размерами три прокрутки мышью. Сегодня тот редкий случай, когда после постера можно было ничего и не писать, в нём отражено всё. Но если вы по какой-то причине дочитали до этого места, то так вам и надо.