пятница, 17 мая 2013 г.

Гэтсби? Какой это Гэтсби?

    Вообще-то тема задумывалась много раньше, когда новая экранизация "Великого Гэтсби" находилась еще в предпродакшне, но так уж случилось, что пишется только что. Аккурат после просмотра этого фильма.
   Оговорюсь сразу, что при разном отношении к существующим экранизациям, мне нравятся все исполнители роли Гэтсби. Да что там нравятся! Я люблю их, хоть они и относятся к разным поколениям и форматам. Да, это и легендарный "золотой мальчик Голливуда" Роберт Рэдфорд, и британская телезвезда Тоби Стивенс, и конечно же, не постесняюсь этого слова, гениальный Леонардо ДиКаприо.
   По сему никакиx сравнений экранизаций не будет вовсе, даже при том, что они показывают абсолютно разные трактовки характеров Гэтсби. Это просто иллюстрации основных значимых моментов. И радуйтесь, что из последнего у меня на руках только капсы из трейлеров, иначе раскадровка могла бы стать бесконечной. Представлять первоисточник не буду, бо как нахожусь в полной уверенности, что мой круг общения в этом не нуждается. А если кто случайно забрел и не знает о чем идет речь, шагом марш в библиотеку за одноименным томиком Фрэнсиса Скотта Фитцджеральда. Приходите, когда прочитаете.

    – Не может быть, чтоб вы не знали Гэтсби.
    – Гэтсби? – спросила Дэзи. – Какой это Гэтсби?


Миа Фэрроу

Мира Сорвино

Кэри Маллиган
  Всё, засим девушки закончились, бо как не они героини моей подборки, а ввод главного персонажа без означенного выше вопроса был бы не таким эффектным.

      Летними вечерами на вилле у моего соседа звучала музыка. <...>   На брезенте, натянутом поверх газона, уже начались танцы: старички двигали перед собой пятившихся молодых девиц, выписывая бесконечные неуклюжие петли; по краям топтались самодовольные пары, сплетаясь в причудливом модном изгибе тел, – и очень много девушек танцевало в одиночку, каждая на свой лад, а то вдруг давали минутную передышку музыканту, игравшему на банджо или на кастаньетах. К полуночи веселье было в полном разгаре. Уже знаменитый тенор спел итальянскую арию, а прославленное контральто – джазовую песенку, а в перерывах между номерами гости развлекались сами, изощряясь, кто как мог, и к летнему небу летели всплески пустого, беспечного смеха.
  У Джея Гэтсби, живущего по соседству с главным повествователем, бесконечные гулянки, собирающие толпы знаменитостей всех мастей. В общем, нон-стоп праздник. У Рэдфорда гуляют от души, с шампанским, чарльстонами-фокстротами и купанием бассейне.


У Стивенса поскромнее. Много скромнее. Оно и понятно, с телевизионным бюджетом раков-омаров не поешь.


   Но тут пришел Леонардо ДиКаприо... Хотя точнее, это не он пришел, а Баз Лурман. И засыпал всё и всеx конфетти, серпантином, новогодним дождиком и раскрасил фейерверком, какого у нас даже на День Победы не бывает. Но это же Баз Лурман "Шикаблескадай". Кто опять же не в курсе кто такой Баз Лурман, быстро дуйте в гугл за его фильмографией. В общем, Ревущие Двадцатые в полной красе. *я все втайне надеялась заметить в толпе Киркорова в перьях* 



– Так ведь это я – Гэтсби, – сказал он вдруг.
– Что?! – воскликнул я. – Ох, извините, ради бога!
– Я думал, вы знаете, старина. Плохой, видно, из меня хозяин.
    Он улыбнулся мне ласково, – нет, гораздо больше, чем ласково. Такую улыбку, полную неиссякаемой ободряющей силы, удается встретить четыре, ну – пять раз в жизни. Какое-то мгновение она, кажется, вбирает в себя всю полноту внешнего мира, потом, словно повинуясь неотвратимому выбору, сосредоточивается на вас. И вы чувствуете, что вас понимают ровно настолько, насколько вам угодно быть понятым, верят в вас в той мере, в какой вы в себя верите сами, и безусловно видят вас именно таким, каким вы больше всего хотели бы казаться. 
  На всякий случай вспоминаем, о чем я писала в самом начале, чтоб вдруг в запале не сообщить мне, что какой-то из представленных Гэтсби вам не нравится. Меня такое откровение не обрадуют и я быстренько награжу вас черной меткой.

   Гэтсби Рэдфорда очень трогателен и раним в свой любви к Дэйзи. Для меня он навсегда останется классическим Гэтсби, хоть его образ и отполирован отсутствием темной стороны.


  Гэтсби Стивенса напорист и самоуверен. Даже чересчур. И его природная левосторонняя ухмылка только усиливает это восприятие. Но тут "улыбка Гэтсби" безупречна. 


   Гэтсби ДиКаприо все же ближе к классическому прочтению, даже несмотря на некоторую импульсивность и несдержанность, чего у FSF и в помине не было. Он такой, ну вот не знаю какой, органичный очень, настоящий. Со своими демонами.

 

  Справедливости ради надо и отметить  Алана Лэдда, самого первого Гэтсби, 1949 года издания. Но картинка в моей записи настолько убоженькая, что ограничусь только демонстрацией фирменной улыбки. Трагический образ Гэтсби, созданный Лэддом, пуристами признается лучшим. Но я не пурист вовсе.



    За этот месяц я встречался с Гэтсби несколько раз и, к своему разочарованию, убедился, что говорить с ним не о чем. Впечатление незаурядной личности, которое он произвел при первом знакомстве, постепенно стерлось, и он стал для меня просто хозяином великолепного ресторана, расположенного по соседству.
    И вот теперь эта дурацкая поездка <...>
    Я ее видел не раз. Все кругом знали эту машину. Она была цвета густых сливок, вся сверкала никелем, на ее чудовищно вытянутом корпусе там и сям самодовольно круглились отделения для шляп, отделения для закусок, отделения для инструментов, в лабиринте уступами расположенных щитков отражался десяток солнц. Мы уселись словно в зеленый кожаный парник за тройной ряд стекол и покатили в Нью-Йорк.

Что-то как-то странно все воспринимают цвет густых сливок))





– Что вы обо мне вообще думаете, старина?
Застигнутый врасплох, я пустился было в те уклончивые банальности, которых подобный вопрос достоин.
Но он меня тут же прервал:
– Я хочу вам немного рассказать о своей жизни. А то вы можете бог знает что вообразить, наслушавшись разных сплетен.
Значит, для него не были секретом причудливые обвинения, придававшие пикантность разговорам в его гостиных.
Прекрасен Рэдфорд в федоре.


  В телеверсии почему-то решили разговор перенести в ресторан. Более того, они даже  и медаль не показали, которой Гэтсби хвастал во время поездки. А это один из ключевых моментов, который убедил Ника в том, что все только что рассказанное - правда.


Прекрасен Лео в канотье.




  <...> кто-то негромко, с достоинством стучался в парадную дверь. Я пошел отворить. Гэтсби, бледный как смерть, руки точно свинцовые гири в карманах пиджака, стоял в луже у порога и смотрел на меня трагическими глазами.
    Не вынимая рук из карманов, он прошагал за мной в холл, круто повернулся, словно марионетка на ниточке, и исчез в гостиной. Все это было вовсе не смешно. С бьющимся сердцем я вернулся к парадной двери и закрыл ее поплотнее.
    Шум усилившегося дождя остался за дверью. С минуту стояла полная тишина. Потом из гостиной донеслось какое-то сдавленное бормотанье, обрывок смеха, и тотчас же неестественно высоко и звонко прозвучал голос Дэзи:
    – Мне, право, очень приятно, что мы встретились снова.
    Опять пауза, затянувшаяся до невозможности.
   Первая встреча Гэтсби и Дэйзи после длительной разлуки. Тут комментарии излишни. Вся гамма чувств на лицах.





  Далее, как мы помним, ярмарка тщеславия в доме Гэтсби. 
    Через минуту, овладев собой, он распахнул перед нами два огромных шкафа, в которых висели его бесчисленные костюмы, халаты, галстуки, а на полках высились штабеля уложенных дюжинами сорочек.
– У меня в Англии есть человек, который мне закупает одежду и белье. Весной и осенью я получаю оттуда все, что нужно к сезону.
    Он вытащил стопку сорочек и стал метать их перед нами одну за другой; сорочки плотного шелка, льняного полотна, тончайшей фланели, развертываясь на лету, заваливали стол многоцветным хаосом. Видя наше восхищение, он схватил новую стопку, и пышный ворох на столе стал еще разрастаться – сорочки в клетку, в полоску, в крапинку, цвета лаванды, коралловые, салатные, нежно-оранжевые, с монограммами, вышитыми темно-синим шелком.
  Полет розовых рубашек - мой любимый мой эпизод. Любимый в плане неловкости эмоционального восприятия. Уж очень мне Гэтсби в этот момент жалким и мелким кажется, хоть он и не бахвалится своим богатством, а просто констатирует факт.



  Ну ладно там, вечеринку в телеке закатить не могут, но вот чего рубашками не побросались -  непонятно). Подвел даму к шкафу, показал и плюхнулся в кресло офигевать от нереальности происходящего.


  Баз Лурман такой Лурман. Он даже из этого эпизода устроил шикарное супер-шоу. Полет розовых рубашек продолжается.



    Раз уж зашла речь об одежде, то отмечу прям здесь, чтоб потом не забивать голову логичным завершением темы, "тот самый розовый костюм", ставший поводом для насмешек, в котором Гэтсби явился на завтрак к Бьюкененам. Как мы помним, именно в этот день Дэйзи собиралась открыть мужу правду об отношениях с Гэтсби. Но что из этого вышло вы и так помните, а кто не помнит, я все равно промолчу, чтоб спойлерастом не обозвали.

    – Насчет Гэтсби?  Я же сказал: я навел кое-какие справки о его прошлом.
    – И выяснилось, что он учился в Оксфорде, – услужливо подсказала Джордан.
    – В Оксфорде! Черта с два! – Он передернул плечами. – Человек, который ходит в розовом костюме!…



   В телеке снова не нашли подходящего розового костюма и обрядили Тоби Стивенса в бежевый в полосочку. Отчего последняя фраза Тома Бьюкенена прозвучала возмущенно - "вы видели как он одевается". Что вызвало у меня еще большее недоумение, бо как беж в полосочку на Гэтсби выглядит ничуть не вычурнее серого в полосочку на Бьюкенене))


Обоге! *безкомментариев*




– Вы слишком многого от нее хотите, – рискнул я заметить – Нельзя вернуть прошлое.
– Нельзя вернуть прошлое? – недоверчиво воскликнул он. – Почему нельзя? Можно!






   Вот, пожалуй, и всё. Финал оставлю открытым. Вспоминаю рассказ мамы о том, как они в детстве во время показа "Чапаева" бегали к другому кинотеатру и спрашивали с надеждой, вдруг у них Чапаеву удалось переплыть на другой берег. Вот так и я всё еще надеюсь, вдруг когда-нибудь Джею Гэтсби повезет и он вернёт прошлое. Вернее даже не так, пусть он просто приобретет будущее. Бо как не стоит возвращать прошлое ради Дэйзи настоящей. 

   Ну и совершенно нельзя оставить без внимания брендовый знак "Великого Гэтсби"
   <...> над этой безотрадной землей, над стелющимися над ней клубами серой пыли вы различаете глаза доктора Т. Дж. Эклберга. Глаза доктора Эклберга голубые и огромные – их радужная оболочка имеет метр в ширину. Они смотрят на вас не с человеческого лица, а просто сквозь гигантские очки в желтой оправе, сидящие на несуществующем носу. Должно быть, какой-то фантазер-окулист из Квинса установил их тут в надежде на расширение практики, а потом сам отошел в край вечной слепоты или переехал куда-нибудь, позабыв свою выдумку. Но глаза остались, и, хотя краска немного слиняла от дождя и солнца и давно уже не подновлялась, они и сейчас все так же грустно созерцают мрачную свалку.




  
   Можно сколь угодно долго рассуждать о вырезанной линии отца Гэтсби, которая на мой взгляд кидает жирных плюсов в карму характеристику главного героя, о свернутых линияx Джордан и Миртл, о чрезмерной помпезности экранизации Лурмана, можно. Пусть критиканы умничают.  А для меня фильм состоялся, да еще и с дополнительным бонусом)) 
   Наконец-то у Биг Би закончились "ёлки" в Болливуде и в семидесятилетнем возрасте он таки согласился дебютировать в Голливуде. Хотя его и до этого туда заманивали весьма активно. Но как он сам неоднократно говорил, что, в общем, ему достаточно зрительской любви и славы на родине, чтоб еще и толкаться за место под голливудскими софитами. А теперь он настолько велик, что может позволить украсить собой любой фильм эпизодической ролью.