воскресенье, 7 декабря 2014 г.

Восточный ветер, дождь / Dong feng yu, 2010

    В ночь с четвертое на пятое декабря 1941 года одна из американских радиостанций на западном побережье перехватила прогноз погоды, передававшийся из Токио. Специалисты-криптографы тотчас же опознали в нем секретный сигнал японским вооруженным силам.
     Подробностей в этом сигнале, конечно, не было. Американские криптографы в июле разработали систему дешифровки секретных японских сообщений. Теперь они могли переводить передаваемую японцами систему цифр в группы букв. Затем с помощью современной техники эти буквенные группы расшифровывали. Все шло успешно, когда дело касалось нормального текста. Неразрешимыми оставались условные обозначения и словосочетания, ключа к разгадке которых, как и прежде, не было. И когда перехватили это странное, не соответствующее действительности сообщение: «Восточный ветер — дождь», никто не знал, что с ним делать. Ясно было только, что речь идет о каком-то заранее согласованном условном сигнале. <...>  В то время в Америке ещё не знали, что японское верховное командование согласовало со своими находящимися в открытом море силами условные слова, которые должны были в нужный момент информировать, в каком направлении будет предпринята атака.

      Согласованы были фразы:

     «Higashi no kaze ame» — «восточный ветер, дождь» — для непосредственной угрозы войны с США;

     «Kitano kaze kumori» — «северный ветер, облачно» — для непосредственной угрозы войны с Советским Союзом;

     «Nishi no kaze hare» — западный ветер, ясно» — означало угрозу войны с Великобританией.

     Эти ключевые слова следовало по мере надобности произнести в середине ежедневного прогноза погоды и дважды повторить в его конце.



Thurk H. Pearl Harbor. Die Geschichte eines uberfalls. 1965.

   Режиссёрский дебют актера Лю Юньлуна как раз и рассказывает историю шпионов, работающих на различные страны, и пытающихся расшифровать закодированные прогнозы погоды. Действие, равно как и в аналогичной шпионской драме Шанхай [2010] Хафстрёма, происходит в означенном Шанхае за несколько месяцев до нападения японцев на Перл-Харбор.
   Китайскому шпиону Ань Мину в руки попадает микропленка, из которой явственно следует, что японцы готовят нападение на американцев. В то же самое время Мин на одной из вечеринок в элитном шанхайском клубе знакомится с певицей Хуан Янь, и само собой влюбляется. Ох уж, мне эти романтичные шпионы, а как же "чистые руки, горячее сердце, холодная голова"? Вот как раз голове и не хватило холода сразу понять, что предмет страсти тоже шпионка (судя по фильмам на означенную тематику, в Шанхае того времени вообще сплошь и рядом все были шпионами). Со временем Ань Мин понимает, что его усилия по передаче пленки американцам не возымели успеха и по какой-то причине были проигнорированы вовсе ...

   Увы, при всех несомненных плюсах операторской работы, костюмов, музыкального сопровождения, этот фильм оказался еще менее интересным, чем вышеозначенный "Шанхай". Здесь нет острых сюжетных поворотов, фильм тягуч и скучноват, в большей степени показывает межличностные отношения, нежели "шпионские трудовые будни". Хоть японцы и плохие оккупанты, но свое дело знают четко. Иначе фиг бы они нагнули Китай задолго до вступления в гитлеровскую ось, да и потом подмяли под себя весь регион ЮВА.  Хэппи энда не будет, "наша служба и опасна и трудна", шпионам - шпионская смерть.
  Смотреть фильм специально совершенно незачем. Ну, если только полюбоваться Фань Бинбин, которая великолепна и элегантна как в сценических нарядах, так и в повседневном облачении. А финальный выход на сцену в красном платье и вовсе вынос мозга!
  




Настоящие шпионы всегда встречаются так, чтоб никто не догадался). 



И само собой, какой шпионский фильм без сцены в черном красивом автомобиле под проливным дождём.


   Порадовало обилие в общих видах города контекстной рекламы на русском языке. Очень аутентично для Шанхая начала 40-х, как центра русской белой эмиграции в Азии.




П.С.: Слишком долго руководящие военные круги Америки убаюкивали себя надеждой на то, что Япония в любом случае нападет на Советский союз. И слишком долго согласовывали - сопоставляли донесения, полученные по разным каналам уже от 5-6 декабря. Опасность, о которой твердили многие подчиненные, начальник Генштаба Маршалл просто не воспринимал всерьез. Наконец-то директива с предупреждением о военной опасности американским гарнизонам в Тихом океане была отправлена, но даже тут Маршалл не воспользовался средствами засекреченной срочной связи и передал сообщение по общеармейскому каналу в порядке общей очереди на шифровку. Директива поступила в Перл-Харбор аккурат в тот момент, когда военная база уже была захвачена врасплох японским нападением утром 8 декабря 1941 года. Но это уже вотчина голливудских кинематографистов.