четверг, 19 марта 2015 г.

Девушка в чёрном / Το κοριτσι με τα μαυρα (1956)


  Что такое для меня греческий кинематограф? Да ничего, если быть честным и не бежать сломя голову к Гуглу. Все познания ограничиваются фильмом "Грек Зорба" и  потрясающей Ирен Папас, которую знаю еще и по другим ролям еврокино. Даже как-то руки не доходили озадачиться именем режиссера. Но вот "Троянки" настолько сильно впечатлили меня, что теперь к имени Папас (там тоже сыгравшей) присоединилось еще одно имя греческого кинематографиста  - режиссера Михалиса Какоянниса (и Зорба, и Троянки его рук дело). Ну что ж, лучше поздно, чем никогда. Начну потихоньку знакомиться с его работами, и делать это лучше с самого начала. Правда, "Девушка в чёрном" это уже третий полнометражный фильм Какоянниса, но так сложилось.
  Послевоенная Идра  (по-русски привычнее Гидра) - один из многочисленных прекрасных греческих островков со своим устоявшимся патриархальным бытом, где каждый житель на виду. Сестра Марины утопилась, брат упрям и вспыльчив,  физически слаб и не в состоянии нести ответственность за семью. Её овдовевшая мать имеет не беспочвенную репутацию доступной женщины, презираема и осуждаема соседями. Кроме того, и сама немногословная Марина, семья которой была богатой до войны, держится особняком: она становится объектом зависти и презрения молодых людей Идры, особенно со стороны Христоса, которого она отвергла. Каждый её выход на улицу сопровождается преследованиями и улюлюканием великовозрастных болванов.


    В это время на Идре появляются двое обеспеченных афинян, решивших отдохнуть несколько дней от городской суеты. Они арендуют комнаты в некогда богатом, но потихоньку приходящем в упадок, особняке, принадлежащем семье Марины. Вряд ли Павлос и Антонис предполагали, что окажутся в эпицентре кипящих страстей кажушегося сонным на первый взгляд островка.  Мистос не в состоянии справиться со стыдом за мать и, подначиваемый толпой соседей, избивает её за распутство на глазах у всей улицы. Лишь только выбежавшая Марина все так же немногословно останавливает это судилище. Боль и какая-то снедаемая внутренняя тоска еще больше погружают Марину в меланхоличное состояние. Павлос сначала просто пытается отвлечь девушку от грустных мыслей, но как это зачастую и случается, за этим следует развитие романтических отношений. Марина рассказывает кроме прочего, случившегося с семьей, и трагедию своей сестры. Христос, отчаявшись напрямую заполучить Марину, решает приблизиться к ней через отношения с непривлекательной сестрой. И когда истинные мотивы Христоса выходят наружу, сестра от горя и позора предпочла свести счеты с жизнью.
  Зарождающиеся отношения Марины с Павлосом становятся источником раздражения: брат Марины злится и гневается, опасаясь за репутации сестры, Антонис не понимает своего друга и после довольно эмоциональной размолвки возвращается в Афины, Христос сотоварищи откровенно завидует. Молодые островитяне устраивают незлобливую травлю "городского", но в конце концов одна из злых шуток пошла наперекосяк и закончилась трагически. Не вижу ни малейшей причины, чтобы обрывать пересказ в этом месте. Да, дальше будет один большой спойлер и спойлер маленький. Из днища лодки, на которой Павлос собирался покататься, Христос шутки ради вытаскивает заклепки для слива воды, не подозревая, что именно в этот раз в лодку к Павлосу напросится толпа местных детишек мал-мала-меньше. Когда под усиленным весом вода стала набираться в лодку и проступила через уровень пола, то ситуацию уже нельзя было спасти никоим образом, ни вычерпыванием детскими ладошками, ни отчаянной греблей. Будь один, Павлос спокойно вернулся бы на пристань вплавь, но дети, многие из которых едва умеют плавать, оказались обречены. Поистине греческая трагедия! Эмоциональные островитяне готовы растерзать Павлоса заживо, лишь только полиция спасает его от суда Линча. Марина же, собрав всю свою боль, гнев и мужество, вызывает на откровенный разговор Христоса, взывая к всему человечному, что в нем существует. Христос сам приходит в полицию.
   До боли щемящая церемония погребения у церкви на горе. Марина печальной улыбкой и взглядом сверху, провожает катер, увозящий Павлоса. А после, спустившись на причал, замирает в позе вглядывающейся вдаль Ассоли. Ассоль в чёрном. Потрясающее исполнение Элли Ламбети роли Марины.
  Удивительный фильм, удивительная история, удивительная чистота и искренность. И очень ощутимо влияние итальянского неореализма. Это особый мир кино, который трудно спутать с каким-либо другим. Но Какояннис пропустил его через греческий темперамент и традиции, и дал фильму счастливый конец, сдержанный, реалистичный и без эксцессов. Стоящая у края набережной Марина пока еще не видит как со спины к ней приближается Павлос. 
   Не смогла устоять, пересмотрела дважды. Операторская работа чудо как хороша. По имеющейся информации, это первый греческий фильм, снятый после войны на натуре. И хочу сказать, такое визуальное представление может и сейчас, спустя почти 60 лет, запросто "работать" в качестве рекламного туристического проспекта.











Вполне закономерна номинация "Золотой пальмовой ветви" в Каннах (1956 г.) и победа "Золотого Глобуса" в номинации "Лучший иностранный фильм" (1957 г.)