суббота, 21 марта 2015 г.

Дворец Абдин / Saraya Abdeen (2014)


   Кратенько. Правление Исмаила-паши. Формально Египет в то время считался частью Османской империи, одной из губерний, правитель которой носил титул Вали (губернатора). На деле же, с момента основания династии дедом Исмаила Махмуддом Али, Египет проявлял достаточную самостоятельность и уже в правление самого Исмаила - паши ему удалось юридически получить от османов титул Хедива (вице-король) с правом наследования. Получив образование во Франции, Исмаил - паша был стопроцентным "западником". Именно он задекларировал, что "с сегодняшнего дня Египет не Африка, а часть Европы". Смелое заявление. Впрочем, преобразования и реформы, предпринятые им, были не менее смелыми. Он завершил строительство Суэцкого канала, построил железные дороги и новые школы, открыл первые газеты, журналы и театр, при нем зародилась арабская литература и публицистика, и было создано подобие парламента - палата нотаблей, имевшая совещательные функции, проведена судебная реформа. Время правления Исмаила принято считать египетским Ренессансом. Но безмерная расточительность правителя свела на нет плоды всех его реформ. А неудачные финансовые операции Исмаила с кредитованием под высокие цены на хлопок (после окончания гражданской войны в САСШ цены вернулись на прежний низкий уровень) привели государство к полному банкротству и закабалению евроколонизаторами. В конце концов, преследуя свои шкурные интересы, европейцы надавили на османов (тоже в то время пребывавших на краю гибели своей империи - "больной человек Европы"), и сместили Исмаила - пашу, передав трон его сыну Тауфику.

  Во время правления хедива Исмаила был построен и Абдин - один из самых роскошных дворцов мира. А где дворец, там и заговоры, семейные распри, зависть и борьба за трон. Вот об этом и пойдет речь в сериале "Дворец Абдин", а вовсе не о преобразованиях, о которых написано выше, хотя фоном все равно будут обозначены. Так что меньше всего стоит обращать внимания на предваряющую каждую серию фразу о том, что фильм основан на реальных событиях. Тем более с такой чехардой с датами - событиями. Типичная "palace drama" со всеми вытекающими разборками. Но тем не менее, есть в сериале существенный подкупающий момент: повествование идет в довольно популярном ныне жанре "upstairs downstairs", когда наряду с сюжетными линиями обитателей роскошных покоев параллельно рассказывается и жизнь прислуги. Не той прислуги, что приставлена и вовлечена в орбиту жизненных коллизий своих хозяев, а именно тех, кого обычно не принято замечать.


 Хедив Исмаил - паша (сирийский актер Косай Холи (Qusai Khouli)) первые серии кажется неким аморфным дополнением к дамским гаремным разборкам, который только и будет лавировать между женами и матерью, пытаясь сглаживать конфликты. Ан нет, такое ложное представление быстро проходит и мы видим персонажа жесткого, порой и жестокого, вспыльчивого, но справедливого, любящего и нежного, и совершенно непримиримого к своим врагам. Отнюдь не маменькин сынок, но субординации ради всегда принимает сторону матери, либо не высказывает прилюдно своего несогласия. Та же платит сыну любовью и безмерной преданностью.




  Юсра (Yousra), легенда и икона египетского шоубиза, титулы и влияние которой не поддается перечислению, в роли Хошияр Ханым, королевы - матери правящего хедива Исмаила - паши. Весь дворец трепещет и замирает по стойке смирно при её приближении. "Ни один муравей не имеет права проникать во дворец без моего разрешения!". Женщина без сердца и со стальными яйцами. Казалось, что так и будет до конца сериала всех строить и воспитывать в жестком соответствии с этикетом и регламентом. Ан нет, к концу пятой серии обнаружилось, что и она не лишена сентиментальности, особенно что касается внуков. И в какой-то момент уже начинаешь соглашаться с проводимой ею политикой управления, но потом быстро вспоминаешь, как она без тени сомнения, одним только взмахом брови расправляется с неугодными. Но потрясающая партия, исполняемая Юсрой, все равно волей-неволей влюбляет в своего персонажа.




 Шафак Ханым (египетская певица и актриса Мей Кассаб (Mai Kassab)) - на начальный момент сериала самая "детная" жена хедива. Добрая и простоватая, лишенная утонченности и элегантности других жен, она все свое время посвящает заботам о детях - принце Тауфике и принцессах Тахвиде и Амине. Милая и заботливая, отличная мать. Понукаема и презираема королевой-матерью. Не в состоянии конкурировать с Сафиназ и Фирьял в уме и изобретательности интриг, с подачи своей служанки, обращается к старым проверенным способам - приворотной магии, которую и в этом случае соперницы используют в свою пользу, выставляя Шафак на посмешище и вызывая на её голову гнев хедива и королевы - матери. Странным образом сценаристы посчитали нужным "вывести" Шафак Ханым из сериала, "умертвив" чумой с одной из дочерей. Её прототип в реальной истории еще стала и Валиде при правящем сыне Тауфике, который занял трон после отречения Исмаила. Хедив Исмаил ценит и уважает её как мать своих детей, но в дальнейшем, полностью поглощенный новой фавориткой, Исмаил раздражается на Шафак до такой степени, что игнорирует момент смерти её и дочери, считая это уловкой.



  Египетская актриса Нелли Керим (Nelly Karim) в двойной роли сестер - близнецов Сафиназ и Гульнар. Позиции Сафиназ Ханым как жены хедива довольно шаткие. Ни ревность, ни коварство не помогут удержать своего положения, если ты не в состоянии произвести на свет наследника. А тут как раз и сестра - близнец погостить приехала со своей бедой - внебрачной беременностью. Сафиназ быстро соображает как использовать сложившуюся ситуацию в свою пользу, выставив до родов Гульнар вместо себя. Но Сафиназ даже в страшном сне не могло привидеться, что Гульнар окажется достойной ученицей в коварстве. В конце концов для Гульнар все закончилось весьма плачевно и заветный новорожденный (это уже второй, сын от хедива, первый от несостоявшегося жениха умрет в младенчестве) окажется на руках Сафиназ, вернувшейся на свое место. Но интриговать она не прекратит, бо как теперь впереди новая цель - титул наследного принца для сына.



  Ферьял Ханым (ливанская актриса Нур (Nour)) - умная и красивая жена хедива, вынужденная играть по правилам дворца, где слово королевы - матери закон. Находясь в постоянном соперничестве с Сафиназ, чувствует себя гораздо увереннее: у неё-то уже подрастает сын. Основные интриги направлены против Тауфика, старшего сына Шафак Ханым, но закон бумеранга никто не отменял. Трагическая потеря сына и последовавшая смерть Шафак Ханым оказывают значительное влияние на Фирьял. Она берет под свою опеку и становится доброй приемной матерью осиротевшему принцу Тауфику и его сестер Амине. Но судьба дает Фирьял Ханым еще один шанс - долгожданную беременность. Более того, судьба оказывается на редкость щедра сюрпризами)). Прибывшая в гости мать Фирьял в одном из сундуков тайком провозит во дворец великовозрастного сына, который родился у Фирьял от связи с Исмаилом, тогда еще принцем, во время их учебы в Париже. Фирьял убедили, что ребенок родился мертвым. О, времена, о, нравы))). Вон сынок на картинке из-за двери выглядывает. В последней серии после тяжелых родов (родился будущий сначала султан, а потом и кроль Ахмед Фуад I), спровоцированных скандалом с хедивом, счастливый хедив таки принимает старшего сына в распростертые объятия.



  Джешам Ханым (сирийская актриса Савсан Аршид (Sawsan Arsheed) вошла во дворец в качестве четвертой жены. Причем представление невесты на приеме, посвященном дню рождения хедива, оказалось полным сюрпризом как для жен, так и для матери. Естественно, сие обстоятельство никак не способствовало симпатии к новой супруге. Но Джешам довольно быстро сориентировалась в текущей обстановке и постаралась если не задружиться, то как минимум не конфликтовать. Ведь ничего не должно мешать её единственной цели - отомстить хедиву за гибель своей семьи. И раз уж не хватило смелости заколоть хедива в первую брачную ночь, то нужно использовать свое положение супруги - родить потенциального наследника, а потом уж и прибрать к своим рукам власть в стране. Во дворце имеет поддержку в лице своего дяди (родственная связь скрывается) Фахреддина, который и является инициатором заговора. Как это часто бывает, в планы вмешивается любовь и Джешам не так уже стремиться к мести. Но к концу сезона Фахреддин раскрыт, а с ним заодно к делу о государственной измене привлекается и Джешам Ханым. Перед отправлением в тюрьму происходит потрясающая по накалу унизительная сцена  "разоблачения" (в буквальном смысле) по приказу Хошияр Ханым, когда с Джешам снимают прилюдно драгоценности и дорогую одежду. От приведения приговора в действие Джешам на время получает отсрочку из-за диагностированной беременности.



  Шамс Хатум (египетская актриса Гада Адель (Ghada Adel))― бывшая служанка Видат, которой волей случая и обмана удалось пройти отбор в гарем. Поняв, что перед ними редкий экземпляр, сочетающий в себе непомерные амбиции и жесткость, "гаремное начальство", от которых в не меньшей степени зависит продвижение новенькой, решают взять её под свою опеку. Не без своего шкурного интереса, естественно. Одно непонятно, почему все цокают языками от её красоты, мир такой не видал. Поначалу в ней может импонировать этакая дикость и страстность, за которыми стоят по сути прагматичность и жесткий расчет: буду наверху - буду над всеми. В то время хедив Исмаил к ней совершенно искренне привязывается, что совершенно не мешает ему награждать её тумаками в минуты особого раздражения. Королева - мать всячески пытается избавить cына от пагубной страсти, прибегая к самым радикальным методам. Однако, звезды всякий раз на стороне фаворитки и она возрождается словно Феникс из пепла. Причем однажды в буквальном смысле этого определения. Ужасно раздражает даже не тем, что в силу необузданности характера не желает вписываться в систему и соблюдать этикет, а именно базарными манерами поведения.   Допрыгалась, Исмаил тоже устал от её закидонов и сослал из личных покоев в гарем. А из гарема Шамс выкрали и вывезли в Стамбул прямо в покои султана Абдул Азиза, непримиримого противника Исмаила))


Ну и просто бессистемно картиночек.




  Милота такая, прям Джек рисует Розу). Нет, это влюбленный в родную тётку хедива Назлы, заезжий придворный доктор-француз Эрнест художничает. Смешно, конечно. Понимаю, что при Исмаиле Египет европеизировался, но не на столько, чтоб мужчины запросто могли наносить визиты в покои спящих дам. Особенно дам королевской семьи. Назлы, к слову, приятный персонаж. Изначально чувствовалось, что она в сериале должна была играть роль противовеса жесткой руке Хошияр Ханым, но потом эту линию тихонько слили, выведя на первый план её любовные трагедии и страдания. Для чего в качестве первого тайного возлюбленного ввели придворного кучера, у которым она собиралась сбежать. Бог мой! Нешто для принцессы получше кого не нашлось. Но королева - мать быстро решала проблему. Нет человека - нет проблемы. Назлы заточила себя с горя в своей комнате. И вот теперь доктор на голову свалился. И тоже взаимно. И тоже пока ничего хорошего не высвечивается.

 


    В общем, вполне себе приличный "кухонный" сериал. Кухонный - это когда вроде и интересно за сюжетными линиями следить и в то же время они тебя не отвлекают от других домашних дел настолько, чтоб голову от экрана не оторвать. 
   К слову, совершенно неприемлю сравнения ДА с ВВ. А то встречается нытье, что мол жалкая подделка под ВВ, что ВВ круче в сто раз. Да причем тут подделка! Такое ощущение, что люди, кроме ВВ, вообще ничего больше в жизни не видели. Сериалов дворцовых множество, и все они разного качества и разных форматов, ориентированных в первую очередь на своего национального зрителя. Этак можно сказать, что и сам ВВ - подделка под Тюдоров. Ну, или под мою любимую "Легенду о Чжэнь Хуань" )). 
   Ведь халва тем и хороша,  не нравится  - не ешь! А мне пока первый сезон вполне съедобным показался, а что будет дальше - время покажет. И вообще, серии по полчаса с копейками - это прелесть невыносимая, их можно щелкать как семечки.

  Обожаю эту вступительную часть титров! 


  Но только её, бо как высматривать каждый раз по 4 минуты в начале и в конце титры на фоне динамичной компьютерной графики интерьеров дворца - это уму не растяжимо!