понедельник, 30 мая 2016 г.

Дело Ян Найъу и Сяо Байцай / Yang Nai Wu yu Xiao Bai Cai (1990)



Original title: 杨乃武与小白菜
English title: The Adulteress
Episodes: 28

   Дело Ян Найъу – судебное разбирательство, длившееся четыре года и получившее широкий общественный резонанс с последующим личным вмешательством вдовствующей императрицы Цыси; китайскими историками внесено в число "четырёх удивительных судебных дел Поздней Цин", и считается символом коррупции, которая в значительной степени способствовала в том числе и падению некогда могущественной династии.
   После падения династии Цин "Дело" было весьма востребованно для театрализованных постановок, а с развитием кинематографа вышло и на экраны. Сериальный формат тоже не обошел мимо этот популярный сюжет.
  Немного матчасти. 19-летняя Би Сюгу (1855-1930) проживала вместе со своим 29-летним мужем в небольшом городке Юйхан в провинции Чжэцзян. Сюгу считалась довольно привлекательной девушкой, излюбленной одеждой которой было зеленой платье с белым фартуком. Отсюда и происходит её прозвище Xiao Baicai (Сяо Байцай, что в буквальном переводе звучит как Маленькая Капуста). Это прозвище станет более понятным, если посмотреть на китайскую капусту, известную на западе как Бок-чой (Бокчой - кантонское произношение Байцай). Еще в подростковом возрасте Сяо Байцай приобрела репутацию соблазнительной женщины, не отягощенной моральной щепетильностью. За год до события она вышла замуж за человека из своего круга. Ге Пилянь был низкоранговым работником по производству тофу, и работа часто удерживала его вдали от дома. К тому же он не отличался крепким здоровьем. Молодая прелестница - жена в его отсутствие принимала знаки внимания от многочисленных зажиточных поклонников, среди которых особо выделялся молодой человек по имени Ян Найъу (1841-1914), ученый с высокой репутацией мастера в написании юридических документов. Ян был женат, но планировал официально взять Сяо Байцай наложницей после сдачи экзамена высшей степени, позволяющему подняться на уровень провинциального чиновника.

    Но у Капустки были и другие влиятельные почитатели в лице сына Лю Ситуна, окружного магистрата, а также официального писца округа и констебля, относительно низкого по рангу, но тем не менее обладающего полнотой полицейской власти. Притязания Яна Найъу на Сяо Байцай вызвало ропот возмущения среди других поклонников. И тут происходит роковой случай, послуживший началу уголовного дела в отношении Сяо Байцай и Ян Найъу. И так не отличающийся крепким здоровьем муж Капустки от постоянных переработок в очередной раз прикован к постели. Байцай обращается к ученому Яну с тем, чтобы тот осмотрел дополнительно её мужа. Ян Найъу после осмотра дает Капустке несколько фруктов с добавлением опиума-сырца в той дозировке, что поможет снять боль и поспособствует скорому восстановления.  набитый опиума-сырца, говоря, употребляя их больного вскоре восстановиться. Но когда Гэ Пилянь съел их, изо рта и ушей начались выделения черной жидкости и вскоре он умер. Его мать потребовала от властей расследования, полагая, что он был отравлен.
   Окружной магистрат Лю Ситун осмотрел труп и поручил своему сыну провести частное расследование. Не забываем, что этот самый сын Лю Цзыхэ был одним из первых ревнивых поклонников Капустки. После консультации с врачом округа, писцом и урядником, Лю заключает в тюрьму "отравителей" и обвиняет их в убийстве. Также следует приказ следователю об изменении отчета о смерти, что умерший имел "кровотечение из всех семи отверстий в голове"(прямое указание на отравление), и к тому же оказывается давление на владельца медицинской лавки о даче ложных показаний, что Ян Найъу купил там мышьяк.
   Таким образом Ян и Би были осуждены при помощи поддельных доказательств и лжесвидетельства; оба были приговорены к смертной казни через отсечение головы. На уровне префектуры и губернаторства провинции приговор был оставлен в силе. И тогда жена ученого Яна - Ян Мэй - подает апелляцию с тем, что показания из мужа были выбиты под пытками. В то же время, подробности дела получили утечку, что привело к общественному возмущению. Один за другим дворяне и чиновники провинции Чжэцзян, близкие к семье Ян, начали высказываться относительно этого дело. Опуская кучу подробностей хождения Ян Мэй по инстанциям и продвижения по вертикали, подходим к моменту, как дело было передано личным приказом вдовствующей императрицы Цыси под ответственнось двум чиновникам Министерства юстиции в имперской столице. И снова дело застопорилось, бо как оно пошло по нисходящей, а там рука руку моет, нет никакой нужды "сдавать" своих. Прошло еще некоторое время и повторное вмешательство императрицы, чтобы двоих овиняемых и эксгумированный труп были доставленый в столицу на новое рассмортение дела. С момента ареста прошло уже почти 4 года. После повторного осмотра трупа, от которого за это время остались практически только кости, было установлено, что смерть не была вызвана мышьяком, но болезнью, скорее всего холерой. Владелец медицинского магазина признался, что окружной магистрат оказывал давление на оговор Яна Найъу. Теперь, когда все предыдущие доказательства и показания были дискредитированы, имперские власти углубили работу и в январе 1878 г. приговор был отменен, а Ян Найъу и Би Сюгу полностью оправданы.    Последующее расследование в отношении всех участников (более 300 должностных лиц на различных уровнях государственного управления) привели к увольнению или изгнанию более 30 из них, а также более 150 чиновников получили выговоры, что означало невозможность дальнейшего повышения ранга в их служебной карьере.
    Бросив все свои прежние мечты о служебной карьере, Ян Найъу вернулся домой и присоединился к семейному бизнесу своего отца по выращиванию шелкопряда. Он умер в сентябре 1914 года.
   Би Сюгу тоже вренулась домой, но была настолько разочарована полученным опытом (находясь в заключении, она подвергалась жестоким пыткам), что через некоторое время потеряла интерс к мирской жизни и стал буддийской монахиней, проведя остаток своей жизни в покаянии. Она умерла в 1930 году.
  Почему из многочисленных адаптаций истории мне интересен именно сериал 1990 года? Есть у меня такое стойкое убеждение, основанное на солидном зрительском опыте, что большинство исторических или сериалов по литературной классике были сняты именно в 80-90-е годы. Даже с учетом довольно смешных по нынешним временам спецэффектов (не в этом конкретном, а в тех сериалах, где этого требует сюжет) они более глубокие и осмысленные, не говоря уж о более бережном отношении к реальной основе и деталям, не допускающие авторских вольностей "свободного прочтения". Кроме того, мне симпатична актриса Тао Хуйминь, исполнительница роли Капустки. Её выразительные глаза невозможно забыть по другой знаковой роли Линь Дайюй в одной из многочисленных экранизаций классики "Сон в красном тереме" (но это к теме не относится, потом как-нибудь).
  Данная экранизация придерживается сюжетной линии, где на начальном этапе отношения Ян Найъу и Капустки довольно чисты, и, хотя оба героя испытывали взаимную симпатию, ряд обстоятельств помешал им быть вместе. Да и после, когда они возобновили общение, не перходили грань адюльтера, а стали жертвами оговора, навправленного в первую очередь против Яна Найъу, бо как он, будучи окружным чиновником имел разногласия с магистратом Ли Ситуном и грозил последнему разоблачением. Кроме того Лю Цзыхэ, сын магистрата, активно и безуспешно добивается внимания Капустки и, в конце концов пользуется беспомощностью последней и берёт её силой. Это, к слову, довольно традиционное изображение героя во всех экранизациях. Правда, в этом сериале в помощь гадскому сынку еще и определен тот самый аптекарь, который оболжет Яна, а сначала коварно опоит сонными порошками Капустку.



  Во время следствия Капустка вынуждена под давлением оговорить себя и Яна в прелюбодеянии, спасая этой ложью будущее своей сестры. Ян же и реальной истории, и в сериале, несмотря на чудовищные пытки, так и не сознался в связи с Капусткой.


Финита ля трагедия.


И еще пару слов о визуальной составляющей сериала, что можно отнести почти ко всем сериалам того времени - аутентичность. Если интерьеры, то они и смотрятся реальными жилыми интерьерами, а не свежеотстроенными декорациями без пылинки и царапинки. Если улицы, то это реально выглядящие улицы без намека картонно-крашенных декораций фасадов.


  Если костюмы и танцы, то даже полуминутный эпизод с танцовщицами во время приема знатного гостя выглядит детально проработанным в соответствии с танцевальными традициями показываемого времени, а не современные стилизации с ломаками в кадре.


Ах да, про Цыси не забыть! И хотя императрица тут далеко не главный герой повествования, но раз уж я с какого-то перепугу взялась собирать её кино и телеобразы под тегом #empress cixi, то пусть и этот будет. Строга, требовательна, справедлива, жесткая регентша при императоре Гуансюе.