среда, 14 декабря 2016 г.

Вдовствующая королева Инмок / Inmok daebi (1962)


  И как не поверить в очередной раз в истинность поговорки "не буди лиха, пока тихо". И вот надо было мне днями озвучить громогласно и возмущенно, что "такой Кванхэ мне не нужен!". Нужен, еще как нужен! Я даже согласна, чтобы Чха Сынвон до конца жизни играл унылого Кванхэ, лишь бы только развидеть вот это)). Да-да, на верхней картинке у самовара я и моя Маша именно Кванхэгун и Ким сангун в самом первом своем киновоплощении.
   Отношение чосонской официальной конфуцианской историографии к Кванхэгуну было однозначно негативным. Он - "образцовый злодей", антигерой корейской истории. Его деяния являлись примером того, как не должно действовать правителю; а все выступавшие против него окружены ореолом мученичества, их поведение рассматривается как образец для истинных конфуцианцев, которые должны быть готовы смело бороться с кровожадным тираном. Словом, всё излагалось в соответствии с давней и хорошо отработанной историографической схемой, имеющей многовековую историю. Режиссер Ан Хёнчхоль не просто не стал отходить от этой схемы, но и дополнил её такими красками, что у меня до сих пор глаз дергается)).
    К слову, я так и не поняла почему фильм назван именно так. Королева Инмок там присутствует, естественно, но она отнюдь не главная героиня и не сюжетообразующий персонаж. Назвали бы уж "Чеканашка Тиран Кванхэ" или "Любовь и ненависть во дворце". Хы.  
   Итак, по картинкам.
     Традиционная напоминалка: матчасть по личности государя Кванхэгуна  написана в Лицо Короля, а другие сериалы и фильмы о нём под общим тегом Кванхэгун
     У короля Сонджо радость - радость, вторая королева наконец-то разрешилась долгожданным сыном. И хоть у Сонджо вполне взрослых сыновей от наложниц достаточно, легитимным престолонаследником может считаться только сын, рожденный королевой. Сонджо ликует, Инмок счастлива и смущена. Как же мне нравятся наряды королев в старых фильмах! Эти шикарные вонсамы и чоктури. Качество изображения не ахти, но даже так нельзя не заметить богатство вышивки на широких рукавах.



  Радость Сонджо обусловлена тем, что теперь может назначить официального наследника вместо Кванхэгуна, которой  был наделен титулом кронпринца в спешке во время начала Имджинской войны. Но я не понимаю. как такой Кванхэ, каким его режиссер изображает с самого начала, вообще мог удостоиться хоть какого-то продвижения. Сонджо традиционно чморит Кванхэгуна при всём чиновном люде, а тот плачет от несправедливости. Ким Гэси подкармливает его печеньками и обещает помочь решить проблему. За Кванхэ и Ким сангун стоит политическая фракция Больших Северян, серьезно выделившихся во время войны с японцами. Проблема решается быстро и бескровно. Леди Ким, будучи приближенной придворной дамой Сонджо, подносит тому супчик с ядом. Брови, брови леди Ким неиллюзорно намекали, что с ней надо было держать ухо востро.  


  Король умер, да здравствует король! Нет, определенно, смотреть без слез на этого Кванхэгуна невозможно)).
   Время идет, политическая борьба фракций в разгаре. Инмок пока сохраняет статус Вдовствующей королевы, но просит снисхождения к подрастающему принцу Ёнчхану. Леди Ким стала полновластной хозяйкой придворной жизни.


  Но на этом этапе режиссер походу забыл про какого из свергнутых королей (а их в истории Чосона было двое) он снимает свой фильм.. И понеслась у Кванхэ жизнь распутная и загульная, будто он реинкарнация самого Ёнсангуна (Yeonsangun / 1961). Нет, на то, чтобы из университета Сонгюнгван снова устроить бордель наш Кванхэ не решился, но вот гулянки на природе с блэкджетом и шлюхами ему уже наскучили. Значит, можно запросто хватать первую понравившуюся пейзанку (даром, что замужняя и с дитём) и тащить в опочивальню. Причем, леди Ким в этих гулянках что-то вроде сутенера (что, собственно, приписывается печально известной наложнице Ёнсангуна Чан Ноксу)


  Что, внутренняя и внешняя политика Кванхэгуна, благодаря которой Чосон в его правление был в гораздо лучшем состоянии, чем у его предшественника и последователя? Не, не слышали!)). Из Минского Китая прибывает посольство выяснить, отчего на его вассальных территориях творится бардак с престолонаследием и почему у руля не первый по старшинству сын Сонджо - князь Имхэ, полнокровный родной брат Кванхэ. Кванхэ дурит посланников, что Имхэгун психически нездоров, а после их отъезда инспирирует устранение старшего брата. Имхз, к слову, тут вполне здравомыслящий и радеющий за благо Чосона. Удивительно, что при таких качествах папашка Сонджо не его назначал кронпринцем, а Кванхэ. Обоснуй отдыхает.     Под общую дудочку чистки заговора Имхэгуна подводят и родственников королевы Инмок. Её отец Ким Чэнам высочайше пожалован чашей с ядом. Принц Ёнчхан оторван от матери и отправляется в ссылку на остров. Там с ним довольно быстро, но крайне жестоко расправились. Крайне возмущенные происходящим (да и откровенно боящиеся за свое будущее) оппозиционные аристократы готовятся к перевороту. К ним примыкает и великий князь Нынян (будущий король Инджо). Син Ёнгюн в этом фильме выступает в иной ипостаси. Если годом раньше он великолепно сыграл короля-тирана Ёнсангуна, то здесь он на острие борьбы с тираном. 


  Уж тучи сгустились, приближенные сообщают о не просто брожении, а бурлении масс, но Кванхэ продолжает разлагаться. До самого последнего момента, пока его в буквальном смысле слова за жопу прихватят при побеге через водосток под дворцовой стеной. Ким сангун решительно приняла на грудь стальной клинок.


  Кванхэ свержен и унижен. Королева Инмок возвращается из ссылки из Западного Дворца, где все эти годы была символом сопротивления. Но образ героини, чье имя вынесено в название фильма, должен быть непогрешим и непорочен. Поэтому в этой версии нет места её ненависти к Кванхэ (хотя, к такому чеканашке, каким тут показали, запросто можно было и не скрывать сей исторический факт). Инмок милосердна. Кванхэ отправляется в ссылку, а его племянник становится новым государем. К чему это привело старну и самого Инджо лично - тема отдельная и позорная в истории Чосона.
  Но у них в финале пока всё радостно. Отдают дань памяти невинно погибшим от рук тирана.




THE END

  PS. К слову, в отличии от того же "Ёнсангуна", фильм не был оценен ни критиками, ни зрителями. И правильно. Нечего снимать всякую ерунду, к тому же изрядно повторяя ленту Син Санока ☺