воскресенье, 15 июля 2012 г.

Анна Болейн [1920]

Продолжаю перетряхивать фильмы тюдорианы, пропахшие нафталином. Очередные раскопки подарили мне встречу с фильмом "Анна Болейн" 1920 года немецкого режиссера Эрнста Любича. Упомянув о "подарке", я ничуть не покривила душой. Это роскошный двухчасовой фильм. Великий Немой!
   Цитата из книги Зигфрида Кракауэра "От Калигари до Гитлера. Психологическая история немецкого кино" как нельзя лучше характеризует этот фильм:
    В "Анне Болейн" (1920) Любич истратил восемь с половиной миллионов марок на подробное изображение сексуальной жизни Генриха VIII, протекавшей на многокрасочном фоне, где фигурировали дворцовые интриги, замок Тауэр, две тысячи статистов и некоторые исторические эпизоды. На сей раз Любичу не пришлось искажать подлинные события, чтобы превратить историю в плод личной жизни тирана. В этой картине деспотические похотливые страсти тоже разрушают нежные чувства; дворянин-наемник убивает возлюбленного Анны Болейн, а в финале она сама всходит на эшафот. В фильм вплетались эпизоды страшных пыток, которые, по словам одного рецензента, были "выразительным символом средневекового ужаса и везде присутствующей неумолимой смерти". Они лишь усугубляли зловещую атмосферу "Анны Болейн".
 В общем, с трудом удерживала себя,  чтоб раскадрировать весь фильм.  Посмотрим?



Начало фильма происходит на корабле, на котором из Франции возвращается домой девица Болейн. Родные радостно встречают её. Особенно рад встрече влюбленный в Анну друг детства сэр Генри Норрис. Но более него рад дядюшка Норфолк, задумавший с помощью племянницы подобраться к королю.
 А что наш король?  В то время пока Катерина Арагонская томится в ожидании с охоты венценосного супруга, наш славный добрый Генри забавляется с одалисками. И с возвращением не торопится.



  Катерина испытывает гамму чувств, но лица прилюдно не теряет. Шлет к Генриху гонца, что мол если ты, царская твоя морда, щас же не вернешься, познаешь гнев арагонской дамы. Генрих расстроен, зол, но ко двору помчался.
    Катерина в это время занята представлением ко двору всякой шушеры. Ах,  какая незадача, до Анны Болейн очередь не дошла и дядюшка решает провести её в покои королевы. Чу, все заволновались ... Король,  король прибыл. Все лишние, а это Анна с дядюшкой, прячутся в соседней комнате. Генрих недоволен прерванным весельем в охотничьем домике, но пытается скрывать. А что это за кусок подола торчит из соседней двери? 
 - О, это я удачно зашел! (с). Вы кто, прелестное дитя?
 - Анна ...
 - ОК, Анна! Увидимся.
 Норфолку: - Ты почто такую красоту от меня скрывал, смерд?



 А между тем королевская жизнь течет своим чередом. Выгул двора на пленэре. Катерина счастлива и весела. Генрих как-то не очень.


Голова забита тараканами Анной. Анна явно смущена таким повышенным вниманием.



   Чтобы уйти от пристального взгляда короля, Анна выходит на поле поиграть в бадминтон. И Генрих тут как тут,  становится к ней в пару. Ай, как неудачно ( а может и наоборот) воланчик улетел в кусты. Анна кидается на его поиски. Гених, как истинный джентльмен и тем паче, что король,  бросается на помощь даме, плотоядно сверкая глазками. Вперед, в кусты! Катерина в недоумении. На помощь приходит шут, ловко выуживающий мячик из кустов в тот момент, когда Генрих уж было собрался потискать Болейн.


Король в гневе, выталкивает шута из кустов и нападает на Анну, сорвав таки поцелуй. Анна убегает. Генрих зол. Катерина теряет сознание и её уводят под белы рученьки.
 Придворные шарахаются от Анны как от чумной,  отказываясь с ней разговаривать и бросая презрительные взгляды... Дева тоже теряет сознание,  но ей на помощь приходит только шут. Анна ищет понимания у своего возлюбленного Генри Норриса, но он тоже её презирает и отвергает... Лишь только шут намекнул парню, что Анна вовсе не виновата.



Молодой Норрис помучался немного, терзаемый сомнениями, да и написал Анне письмо, что так мол и так, был неправ, осознал. Сегодня в полночь у амбара в саду. Не тут-то было! Наш Генрих в маске проникает в покои Анны. Но Анна начеку. Хук слева и король в постели и в шоке.

Мне ваше имя - небесная манна.
Вашим Величеством пусть вас зовет другой!
Ах, разрешите звать вас просто Анна?
Быть вашим, только вашим телом и душой! (с)



Всё. Жребий брошен, Рубикон перейден, корона обещана. Довольный сам собою Генрих выползает из покоев через окно. А тут и наш любовник младой под деревом лицезреет сию картину.
Анна снова пытается доказать, что это глупое совпадение и ничего не было и любит-то она только его, Генри Норриса. Но Генри непреклонен.


То ли Анне надоело оправдываться,  то ли просекла наконец-то всю перспективу. Короче, говорит, чувак, одно мое согласие и я  - Королева Англии. А ты хоть и Генри,  но не король.


Генрих же,  вдохновленной перспективой обладания строптивой Болейншей, инициирует бракоразводный процесс по причине отсутствия  наследника мужеского полу. Кардинал Вулси приносит королевский рескрипт.


 Катерина безутешна.



Вулси пытается образумить Генриха,  предрекая проблемы с папским престолом.


При дворе появляется Анна Болейн. Королева в гневе. Убирайся вон, мерзавка!



Простите меня, моя королева. Но я ваще не при делах. И король ваш мне вовсе не нужен...




 - Аня, сдается мне что вы чего-то не понимаете. Это ваш патриотический долг перед Англией  - подарить ей наследника мужского рода! Товарищ Норфолк, ну объясните вы в конце концов это своей племяннице.
- Надо, Анна, надо!


Судебный бракоразводный процесс. Краткое содержание - да плевать я хотел на вашего Папу Клемента VII!



Я  - сам себе глава Церкви! Ко мне, мои бандерлоги!


Слишком поздно, Генри ...

 Я вас люблю (к чему лукавить?),
 Но я другому отдана,
 И буду век ему верна.

И снова с сожалением: - Хороший ты мужик, Генри, не король ...


  Королевой сделал? Сделал! Чего ж тебе,  собака, еще надобно?


И потекли счастливые семейные будни. Вышивка там, пииты при дворе, праздники опять же. И вот уже Анна ощущает себя в шкуре Катерины. Король-то где,  никто не видел? 


   Анна бегает по роще, ищет-рыщет его. Ах, тут наш сэр Норрис, застав королеву в одиночестве, припадает к её ногам. Но Анна непреклонна. А подлый змий, придворный пиит Марк Смитон, становится случайным свидетелем сей сцены. И тоже так подваливает к королеве, типа, что хорошо для Норриса, мне тоже покатит. Анна снова падает в обморок. Но это приятные волнения.  Приятные 9 месяцев, до момента рождения наследника ... Лиззи. 



А Генрих,  ходок наш, уже делает заходы к Джейн Сеймур. Джейн, впрочем, не очень-то этим фактом смущена.


-  Леди Джейн, так-то вы служите своей королеве?!
-  Так же как и вы служиле Катерине!
 И глазом так зырк!



 Отверженный пиит Марк Смитон, что тот  Грима Червеуст, науськивает короля, что мол де Анна тебе неверна с Норрисом.


   Со сплетниками разговор короткий  - в тюрьму его. Норриса "случайно" убивают на турнире. Убитую горем Анну арестовывают в подозрении в измене. Джейн намекает королю, что это хороший повод для свободы. Генрих же привлекает Норфлока, убеждающего короля в невиновности Анны. Да пофиг мне уж в самом деле, виновна - не виновна, ты мне её подсунул, ты меня от неё и избавишь.
 Смитон под пытками тоже сознается в прелюбодеянии с Анной Болейн. Дело сделано! Его - в петлю.
- Простите, королева! Но Генрих подписал указ ...

 Се ля ви ...

2410721_30 (530x394, 48Kb)


Бонус! Моя любимая шляпа от Гольбейна не подкачала))


 Да и вообще,  что костюмеры, что декораторы сработали на все 100. А это 1920 год!