пятница, 25 января 2013 г.

Река любви / Nahr al‒Hob (1960)


      Тахир Паша, богатый и влиятельный человек, влюбляется в Наваль и решает на ней жениться. Под давлением шантажа и денег её брат Мамду принуждает девушку выйти замуж за Тахира. После свадьбы и рождения сына дом деспотичного мужа для Наваль становится золотой клеткой. По просьбе брата Наваль отправляется к ним в гости, чтобы попытаться наладить отношения брата с женой. Молодой офицер Халид Сабри, увидев в поезде Наваль, тут же в неё влюбляется. Со временем она взаимно разделяет чувства Халида. 
   В течение многих месяцев любовники держат их отношения в тайне, пока Тахиру Паше не открывается правда. Наваль скандалит с мужем‒тираном и требует развода, но он отказывается. Не видя разрешения ситуации, Наваль оставляет мужа и сына и уезжает в путешествие с Халидом в Ливан. Тахир Паша нанимает человека, который шпионит за женой, и получив подтверждение супружеской измены, разводится с Наваль, сохранив за собой право опеки над сыном...
  Безусловно, это Толстой, даже с детальными расхождениями. Просто египтяне не стали экспериментировать с воссозданием атмосферы имперской России, а перенесли историю на свою почву. Причем очень бережно перенесли Толстого, что касается основных эпизодов романа.
 А теперь в картинках.
Каренин после долгих уговоров нашел весомые аргументы, чтобы Стива дал соглашение на брак старикана с его сестрой.


Анна в золотой клетке.


Одна отрада ‒ общение с сыном да письма от брата.


Выслушав нотации недовольного супруга, Анна все ж таки отправляется к брату.
"Художник Михайлов" обомлел от красоты дремлющей в поезде Анны.


    Увидев нарисованный портрет Вронский обомлел не меньше. Ну, тут  у меня даже сомнений не было, что аналог египетского Вронского должен быть сыгран Омаром Шарифом. Впрочем, с этого и началось. Внезапно подумала о том, что переиграв всех, кого только можно и нельзя (Чингисхан и кронпринц Рудольф ‒ широкий прямо скажу диапазон, не говоря уж о Николае II, Ромодановском и прочих русских), Омар Шариф был бы отличной кандидатурой на роль Вронского. Так и вышла на этот фильм.


Начало процесса обольщения. Анна ‒ не такая, она вообще книжки читает.


Долли холодно посмотрела на Анну. Она ждала теперь притворно-сочувственных фраз; но Анна ничего такого не сказала.– Долли, милая! – сказала она, – я не хочу ни говорить тебе за него, ни утешать; это нельзя. Но, душенька, мне просто жалко, жалко тебя всею душой!


На балу. Маска, я вас знаю!
 

   Потом как и положено танец, не замечая никого вокруг, да так что уже все ушли, а наши красавцы всё танцевали. Всё, пришпилил Вронский Анну, словно бабочку иголкой.
Но она пока не сдается.


Салон Бетси Египетской.


И снова Вронский штурмует бастионы.


И снова Анна не сдается. 


Но между делом в опере в бинокль рассматривает предмет своего интереса.


Между прочим на сцене балет. Настоящий.
(вот это я понимаю подход  к теме у египетских кинематографистов)


Любовная, надо полагать, записка. Трогательно, что уж. 
Особенно меня проняла вторая строчка.


И снова уговоры. Ну, Анна, смелее ...


Бинго!


Сюрпрайз! Лидия Ивановна быстренько донесла Каренину и наших красавцев едва не застукали с поличным. 


Скачки. Как напряжена Анна и какой Каренин ‒ "собака‒подозревака"


Вронский на Фру‒Фру.


И как вы себе можете представить, чтоб арабы загубили арабского скакуна? Тем более, чтобы его еще и пристрелил главный герой?
Нет уж, они лучше поломают самого героя)


«Без чести, без сердца, без религии, испорченная женщина! Это я всегда знал и всегда видел, хотя и старался, жалея ее, обманывать себя», – сказал он себе.
 Я тАк думаю!


 – Я не хочу развода, мне теперь все равно. Я не знаю только, что он решит об Сереже.
  

Вронский с Анною три месяца уже путешествовали вместе по Европе. Они объездили Венецию, Рим, Неаполь и только что приехали в небольшой итальянский город, где хотели поселиться на некоторое время.
 Наша пара довольно целомудренно путешествует по Ливану.


Но настоящий папарацци всегда найдет удобный момент разжиться парочкой кадров.


– Я сообщу вам свое решение письменно, – сказал Алексей Александрович, вставая, и взялся за стол. Постояв немного молча, он сказал: – Из слов ваших я могу заключить, следовательно, что совершение развода возможно. Я просил бы вас сообщить мне также, какие ваши условия.


Арабский Восток, что твои Балканы, политически взрывоопасен. 
Вронский уходит на войну.


 Война настоящая. Но к сожалению, для нашего героя недолгая.
 Вронский рассыпался на молекулы при встрече с растяжкой.
 Анна безуспешно пытается добиться возможности свиданий с сыном.
  

 Опустошена. Нет смысла дальнейшего существования.
 Ну да, поезд решит все проблемы ...


   Вот. А вы сомневались, что это Анна Каренина. Самая настоящая! Даже Лео в авторах сценария прописан.
   Любопытный факт, на съёмочной площадке сошелся любовный треугольник с интересными параллелями. Режиссёр Зульфикар был первым мужем кинодивы Фатен Хамама и старше её на 13 лет, а Омар Шариф на момент съемок был действующим её мужем (несколько младшим). А через год вышел на экраны "Лоуренс Аравийский" и Омар Шариф проснулся знаменитым, в том же году он покинул и Египет, и Фатен.
   Но это уже другая история, к экранизациям Анны Карениной отношения не имеющая.