воскресенье, 13 января 2013 г.

Тихий американец / The Quiet American, 2002


   Фильм Филлипа Нойса "Тихий американец" снят в 2001 году по одноименному роману Грэма Грина. И несмотря на отдельные расхождения в определенных значимых моментах, основные мысли и характеристики героев прочитываются в абсолютном соответствии с романом Грина. И так же как и книга, фильм получился антиамериканским, вернее направленный против политики, проводимой американскими властями, когда вот такие незаметные "тихие американцы" помогают народам устанавливать "законную власть" в соответствии со своими текущими интересами. Безусловно нужно помнить, что хоть сюжет и основан на реальных событиях, но не излагает их точно. И слова самого Грэма Грина тому подтверждение: "Я допускаю … отклонения без всяких угрызений совести, потому что я написал роман, а не исторический очерк…".
  Действие происходит в Сайгоне в начале 1950-х годов, во время Первой индокитайской войны, которую Франция вела за сохранение своих колоний на территории Вьетнама.
В фильме, как и романе, пересекаются две основные линии: любовный треугольник пожилого английского журналиста Томаса Фаулера , молодого американца Олдэна Пайла и вьетнамской подруги Фаулера Фуонг (вообще‒то правильно произносить Фыонг /Феникс/); и военно-политические конфликты и нарастающее вмешательство США, которое в будущем приведёт к Вьетнамской войне.
   Фаулер (блистательный Майкл Кейн) уже давно живет в Сайгоне. За это время обзавелся неизменными привычками и молодой любовницей, пишет несколько статей в год для своих работодателей и, в общем-то, вполне доволен своей жизнью и ничего не хочет в ней менять.

Традиционный чай в 11 часов утра на открытой террасе
легендарной гостиницы "Континенталь"
 - одна из привычек, ради сохранения которой Фаулер готов даже лезть под пули.
Фуонг (До Хай Йен) и "тихий американец" Пайл (Брендан Фрейзер) -
две другие вершины любовного треугольника 

   Хотя точнее сказать, что вершина одна ‒ Фуонг, обладание которой становится камнем преткновения между героями. Говоря "герои", надо понимать, что речь идет лишь о главных персонажах. Героев в понимании "героических поступков" здесь никаких нет, злодеев, впрочем, тоже. Каждый из персонажей прав по‒своему и понимает любовь по‒своему: одному удобно путать чувство собственничества с влюбленностью, а другому ‒ влюбленность путать с любовью.
    Кристофер Дойл (мой обожаемый Кристофер Дойл, я уже говорила, что готова даже смотреть чешуйню, но лишь бы снятую его камерой) снял не просто Сайгон, как он выглядел бы во времена агонии колониального периода, он вдохнул в него жизнь. Атмосферный, красивый фильм. Я бы даже сказала ‒ настоящий. Потому что он пахнет рекой, пахнет Сайгоном и ... Грэмом Грином. Единственное, чего отчаянно не хватает фильму ‒ запаха опиума, которым был окутан не только роман, но и весь Сайгон времен Индокитая.

 





    О! Наверное надо уточнить почему фильмы на тематику времен колониального Индокитая у меня идут под шапкой "И хруст французской булки". Находясь на стыке двух грандиозных мировых культур ‒ китайской и индийской ‒ Вьетнам, как губка, впитывал самое лучшее, чтоб создать свое уникальное. Тоже самое касается и кулинарных традиций. И будучи прилежными учениками, вьетнамские кулинары не пропустили даром и годы колониальной зависимости. Французы привезли во Вьетнам кукурузу, томаты, кофе, мороженое, пиво и вино, значительно расширив и разнообразив традиционный азиатский стол. И именно французы научили вьетнамцев печь хлеб, да так, что больше нигде не встретишь подобного (абсолютно точно утверждаю), кроме самой Франции. Настоящие французские багеты и круассаны.
Такой как сейчас в корзинке Фуонг.


   И именно поэтому, когда речь заходит о колониальном Индокитае, я сразу чувствую аромат опиума  хруст этого багета.