воскресенье, 7 апреля 2013 г.

Джанго освобождённый / Django Unchained, 2012




– What's your name?
– Django.
– Can you spell it?
– D  J  A  N  G  O. The D is silent. 
– I know ...

  Еще бы Франко Неро не знать! Восторг, просто восторг! Не считая того, что к вящей радости дополнительного гротеска и фамилия Неро переводится, как Чёрный.
   Обожаю Тарантино за его стиль, за его трепетное отношение к жанровому кино, за его тонкие цитирования и обыгрыши эпизодов фильмов, хоть и ставших классикой, но уже порядком подзабытых современной аудиторией.

  Как несложно догадаться из названия, "Джанго" (см. ссылку) – одно из главных вдохновений нового фильма Тарантино, начиная от вступительной музыкальной темы до буквального цитирования отдельных эпизодов. Обоги, ну как его не любить за это. Даже количество шрамов на спине и то совпадает)






   Однако сам эпизод шитья первых колпаков из наволочек почти дословно, хоть и в довольно пародийной форме, процитирован из "Рождения нации" – одного из самых знаменитых фильмов Дэвида Гриффита (на минуточку, 1915 года).


   К слову, в самом "Рождении нации" тоже интересно обыгран эпизод появления именно такого облачения. Один из главных героев обратил внимание на игры детей, когда белые дети прятались под простыней за деревом, а потом неожиданно выпрыгивали в этом облачении на проходящих мимо негритянских детишек, приводя последних, думавших, что это души усопших, в неописуемый ужас. Но это информация уже не по делу, вернемся же к спагетти – вестернам.
  В числе своих 20 любимых фильмов всех времен Тарантино называет и "Наёмника / Il mercenario" Серджо Корбуччи, где собственно и присутствует весьма эксцентричный злодей – франт, сыгранный Джеком Пэлансом.


Саквояж, как завершающий штрих образов мистера Кёрли и мусьё Кенди.



  Зимний эпизод, пожалуй, один из самых красивых в фильме, – глубочайший поклон с реверансом другой нетленке Корбуччи, единственному "зимнему" спагетти–вестерну "Великое молчание / Il grande silenzio". Но Тарантино тем и гениален (кто с этим не согласен, нахуй с пляжа), что способен в одном поклоне охватить не только 2–в–1, но и 3, и 4, да и вообще насколько фантазии хватит. А этого у него достаточно, впрочем, как и чувства меры. Наложив на визуальный ряд "Великого молчания" музыкальную тему Рица Ортолани из "Дней ярости / I giorni dell'ira", Тарантино так же использует в этом эпизоде внутрижанровую для спагетти–вестернов систему отношений "учитель – ученик", которая была отражена в ряде фильмов с участием Ли Ван Клифа. В частности, в тех же упомянутых "Днях ярости" более опытный герой Ли Ван Клифа из презираемого всеми изгоя – говоночиста золотаря делает первоклассного стрелка, мечтающего отомстить своим обидчикам. "Волчонком он родился, но бешеным его сделали вы!"




   К слову, про фургон доктора Шульца, который так безжалостно взорвали во время стычки с "начинающими" куклусклановцами Нэша Бриджеса Дона Джонсона.
  В 1924 году на экраны США вышел фильм Эриха фон Штрогейма  "Greed / Алчность", позднее включенный Национальный реестр фильмов. Сама история создания и выхода фильма на экраны тоже может служить отдельным сценарием для отдельного фильма, но я как всегда, распираемая полученной информацией, снова ухожу в сторону от основной темы)). В "Алчности" имеется некий эпизодический персонаж, зубной доктор "Безболезненный" Поттер, который раскатывает в крытой бричке с болтающимся во все стороны рекламным муляжом зуба.


   В комедийном вестерне Боба Хоупа 1948 года "Бледнолицый / The Paleface" в качестве прикрытия для розыска бандитов тоже фигурирует зубоврачебный фургон "Безболезненного" Поттера. Решительная федеральная агентша, потеряв мужа – напарника,  берет на его место дантиста – неудачника, который, мечтая сбежать с дикого Запада на более спокойный Восток, попал как кур в ощип.


Привет от Дантиста Шульца! Который, к слову, тоже "Painless" ))



   И еще многие, многие детали цитировать которых просто не хватит формата бложика.  А их стооолько, уж мне поверьте. Да и в конце концов, это же не научно–исследовательская работа с сбором доказательств)).

   Резюмирую: God bless Тарантино! Когда бы я еще пересмотрела (а некоторые и впервые) добрых пару десятков вестернов. Безусловно, все они разного качества и разной внутрижанровой значимости, но дело того стоило, право слово.