понедельник, 9 февраля 2015 г.

"Золотые лилии" в кино


  Несмотря на тысячелетнюю китайскую традицию бинтования ног, эта тема до нынешнего времени никаким образом не отражалась в кино про "стародавние времена". Это и понятно, какой смысл акцентировать особое внимание, если это никаких образом не влияет на сюжет. "Лотосовая походка" как само собой разумеющееся демонстрировалась семенящими шажками и особой покачивающейся грацией. Расписывать историю возникновения этой традиции нет смысла, всего этого добра полно в интернете, равно как и "ужасающих" фотографий разбинтованных ног, я не любитель смаковать неприглядную подноготную. Но тем не менее нельзя не отметить, что в последнее время тема "бинтования" в исторических фильмах получает более широкое освещение, со всеми натуралистичными подробностями.
   Забавно, что первый раз мне эта визуализация попалась в прошлогоднем американском сериале "Марко Поло". Обсуждать достоверность деталей костюмов, декораций, быта в этом шоу, наверное, тоже нет смысла. Потому, что шоу оно и есть шоу, его цель  - развлекать, а не обучать, тем более шоу довольно фантазийное. И хоть ляпы и косяки лезли со всех сторон, решила на них просто не обращать внимания. Но эпизод с бинтованием таки вывел меня из равновесия).


  Заботливый дядюшка Цзя Сыдао, премьер-министр китайской династии Сун, объясняет своей племяннице необходимость бинтования ног. Я даже не говорю о том, что к этой процедуре мужчины вообще не допускались ни коим образом, но при том, что все придворные дамы (и императрица тоже) бегают по дворцу, что кони, сложно заподозрить у них "золотых лилий". Про сестру премьера и вовсе говорить не приходится. Так вот, добрый дядюшка погладил, помассировал ногу, да и начал перебинтовывать.


А потом кааак хрясь, да и переломал ей все пальцы одновременно)).


 Нет, безусловно, я понимаю, что очень хотелось визуализировать эту традицию, но не так же топорно. К слову, сам Марко Поло, хоть и провел в Китае (точнее сказать при дворе Хубилая, императора монгольской династии Юань, в состав которой Китай со временем вошел полностью, не без "участия" вышеозначенного Цзя Сыдао) много-много лет, в своих записках вовсе не упоминал о бинтовании ног. В общем, могли бы и вовсе обойтись без этих подробностей, но видимо уж очень хотелось показать, как это жестоко.
   Однако, следует отметить, что если мне лично и не понравилось как утрированно показали "бинтование", это не означает, что реальная процедура была более приятной и менее болезненной. И тут можно практически цитировать всю соответствующую главу книги "Снежный цветок и заветный веер" Лисы Си, посвященную этому периоду подготовки главных героинь к взрослой жизни. Эта книга была экранизирована в 2005 году, и раз уж речь идет о "золотых лилиях" в кино, то основное цитирование будет подкреплено картинками из одноименного фильма.

  <...>  Подготовка к бинтованию моих ног заняла куда больше времени, чем кто-либо мог предположить. В городах девочкам благородного происхождения бинтовали ноги в возрасте трех лет. В некоторых дальних провинциях девочкам бинтовали ноги только на время, лишь для того, чтобы они выглядели привлекательно для свои мужей. Этим девочкам могло быть около тринадцати лет. И кости не ломались, бинты были всегда ослаблены, а после свадьбы и ноги разбинтовывали, чтобы они могли работать в поле рядом со своими мужьями. Самым бедным девочкам ноги не бинтовали вовсе. Их либо продавали в услужение, либо они становились "младшими невестками" - большеногими девочками из несчастных семей, которых отдавали на воспитание в другие семьи, пока они не становились достаточно взрослыми, чтобы вынашивать детей. В нашем, самом обычном, уезде девочкам в семьях, подобной моей, ноги начинали бинтовать в шесть лет. Уже в то время, когда я бегала с моим братом, моя мать начала подготавливать длинные ленты из синей материи, котором предстояло стать моими бинтами. <...>


     Молчание прервала Мадам Ван: "Девочка действительно очень красивая, но "золотые лилии" в жизни гораздо важнее хорошенького личика. Красивое лицо - это дар Небес, но маленькие ножки могут улучшить общественное положение." <...>


     Я знала только, что бинтование сделает меня более взрослой и более пригодной для замужества и приведет меня к величайшей любви и величайшей радости в жизни женщины - к рождению сына. Чтобы достигнуть этого, мне необходимо иметь пару превосходно перебинтованных ног с семью четкими признаками: они должны быть маленькими, узкими, прямыми, заостренными и выгнутыми, и при этом благоухающими и мягкими. Из всего этого главное - длина. Семь сантиметров - приблизительная длина большого пальца руки - это идеал. Дальше - форма. Совершенная ступня должна иметь форму, похожую на бутон лотоса. Она должна быть полной и округлой у пятки и заостряться спереди, чтобы весь вес тела приходился на большой палец ноги. Это означает, что пальцы и свод ноги должны быть сломаны и загнуты назад к пятке. И, наконец, щель, образованная пальцами ног и пяткой, должна быть глубокой, чтобы туда могла встать большая монета. Если я сумею достичь всего этого, наградой мне будет счастье. <...>
     На четвертый день мы отмачивали перебинтованные ступни в ведре с горячей водой. Потом бинты сняли, мама и тетя проверили ногти у нас на ногах, срезали мозоли, счистили омертвевшую кожу, приложили еще квасцов и ароматов, чтобы перебить запах гниющей плоти и снова забинтовали нам ступни чистыми бинтами, на этот раз даже плотнее. Каждый день - то же самое! Каждый четвертый день - та же процедура! Каждую неделю - новая пара туфель, меньше предыдущей. <...>
    Однажды днем я совершала свою прогулку по комнате и услышала, как что-то хрустнуло. Один из моих пальцев сломался. Мне показалось, что звук раздался где-то в глубине моего тела, но он был настолько громким, что все, кто находился в женской комнате, услышали его. Мать впилась в меня взглядом. "Двигайся! Наконец-то появились успехи!". Я ходила и все мое тело дрожало. К ночи восемь пальцев, которые должны были сломаться, сломались. Я ощущала свои сломанные пальца под тяжестью каждого шага, так как они болтались у меня в туфлях. Пустые места, где прежде были суставы, превратились в студенистые источники бесконечной муки. <...>
   Достойная женщина никогда не потерпит никакого безобразия в своей жизни, - повторяла она снова и снова. - Только через боль ты сможешь обрести красоту. Только через страдания ты обретешь покой! <...>


   <...> Размер ступни определял, насколько велики мои шансы выйти замуж. Для будущих родственников моя маленькая нога служила доказательством моей личной дисциплины и способности переносить боль деторождения, а так же любый трудности, которые могли быть впереди. Мои маленькие ноги показывали всем мое послушание в семье родителей, и особенно умение повиноваться матери, что производило хорошее впечатление на мою будущую свекровь. Туфли, которые я вышила, символизировали для будущих родственников мои способности к вышиванию, а значит и мое домашнее обучение.


<...> И хотя тогда я об этом ничего не знала, мои ноги были тем, чем восхищался мой мой муж во время интимных моментов между мужчиной и женщиной. Его желание видеть их и держать в своих руках никогда не ослабевало за всю нашу жизнь, даже после того, как я родила пятерых детей, даже после того, как все остальные части моего тела перестали быть соблазнительными.

 Удивителен сам факт живучести такой казалось бы варварской (о, ужас-ужас! с точки зрения европейца) традиции. Более того, в период маньжчурского завоевания Китая и установления династии Цин, практика бинтования ног приобрела поистине национальные масштабы. Бинтоваться начали абсолютно все слои населения женщин, кому раньше даже технически невозможно было это делать. Это была своего рода национальная идентификация, противопоставление себя большеногим маньчжуркам. И никакие указы нового императорского двора не могли остановить повального бинтования. Этнические маньчжурки, составлявшие аристократическую элиту новой династии Цин, чуть ли бунты не устраивали, выбивая себе право на бинтование, находя маленькие ноги китаянок весьма сексуальными и привлекательными. Но со своими женщинами маньчжурам было проще сладить: сказано нет, значит нет! Потому и появилась у маньчжурской аристократии мода на туфли на высоком каблкуке-платформе, делавшая их походку медленной и плавной и визуально хоть отчасти напоминающая маленькие ножки китаянок-хань.
 
 Но сколь бы ни была живуча традиция, ветер перемен, активная вестернизация, "вихри враждебные" и все такое, всему приходит конец. Официально законодательно бинтование было запрещено во времена Китайской Респулики, после падения империи Цин. Но этот указ уже упал на подготовленную почву. Уже к концу 19-го века все больше и больше прогрессивных современных китаянок, горожанок, естественно, отказывались от бинтования.
Этот период истории  Китая отражен в фильме "Империя серебра" (2009). И хоть фильм совсем не про женщин, и уж тем более их ноги, нельзя не отметить, что "большеногая" главная героиня символизирует китаянку нового поколения: до возвращения в Китай она жила с отцом в дипмиссии в Европе, она образована, умна, решительна и не собирается мириться с домашней тиранией. Два других женских персонажа слишком эпизодичны, но даже мимолетный акцент на их "золотых лилиях" свидетельствует о том, что эти дамы традиционного воспитания.
  Маленькие туфельки, равно как и в предыдущем фильме, привлекают мужа в первую очередь, даже еще до момента снятия свадебного покрывала с лица жены



  Брошенная своим покровителем наложница не имеет решительности, да и что говорить - элементарной свободы действия и перемещения на своих "золотых лилиях", чтоб бороться за будущее. Выход - убойная доза опия.



  Полагаю, что бинтование стало сейчас модной фишкой и в фильмах оно в той или иной мере будет встречаться чаще в плане натуралистичного показа.
   А сегодня в тему попался забавный эпизод из одного старого фильма "Feng huan chao", 1963, обыгрывающий как раз "большеногость" )).
    Безобразная толстуха, одна из дочерей уважаемого военного министра Чэнь, в своих интересах намерена расстроить свадьбу младшей сестры и буквально вламывается в комнату жениха, представившись именем младшей сестры. Понятное дело, что потенциальный жених немного опешил от такого своеволия своей якобы будущей супруги. Но вид её "золотых лилий" его буквально вгоняет в ступор. Заметьте, первое знакомство происходит именно с ног, а уж потом глаза перемещаются к лицу


   Девица много чего наговорила, выдавая себя за сестру, но все это меркло по сравнению с выражением лица жениха, когда его взгляд падал на "золотые лапти" )). Немудрено, что он без предупреждения в ночи и сбежал от алтаря на войну с повстанцами.


 Попадись мне этот фильм лет десять назад, не думаю, что эпизод с ногами показался бы таким же смешным, каким он и задумывался, и каким очевидным он кажется сейчас))