вторник, 3 февраля 2015 г.

Легенда о военной печати / Legend of the Military Seal / Hu Fu Chuan Qi (2012)


  Зачастую на принятие решения о просмотре того или иного фильма (сериала) оказывает влияние один фактор из трёх: интересующий исторический период, любимые артисты и костюмы. Что уж говорить о том, когда все эти характеристики сходятся в одном проекте!
  События сериала "Hu Fu Chuan Qi" относят в период Сражающихся царств и главным образом вращаются вокруг известного стратега и полководца своего времени У-цзы (он же Синьлин-цзюнь, титул по имени владений) - княжича (если использовать нашу терминологию) царства Вэй, младшего брата действующего правителя. Актеры Фэн Шао Фэн и Ян Ми в лишних представлениях не нуждаются. Наблюдать за ними приятно и порознь, и уж тем более в дуэте, у этой пары потрясающая chemistry.
    Костюмы очаровывают с первых кадров. Мне нравится когда костюмы соответствуют текущему в фильме времени. Нет, не то чтобы я против оригинальных дизайнерских решений, но только в случае если они концептуально выдержаны с повествовательной канвой. Тут же потрясающая классика - ханьфу правильного покроя и из правильных тканей правильных цветов. Ни одного кислотного оттенка или же синтетического блеска, ни одной лишней детали, пока во всяком случае.
   Однако, обратимся к истории. Название периода - Сражающиеся царства - говорит само за себя. Не вдаваясь в пространные объяснения в результате каких процессов, правящая в Китае с XI в. до н.э. династия Чжоу в конце концов утратила свою центральную власть, остановимся на текущем моменте - поздний период Сражающихся царств (III в. до н.э.). На территории Китая доминируют несколько удельных княжеств, де-факто являющиеся отдельными царствами с правителями, узурпировавшими титул вана (аналог европейским титулам царь и король). Вполне себе живут, сосуществуют, попеременно создавая различные военно-политические альянсы и нападая друг на друга. К концу периода Сражающихся царств основным фактором внешней политики становится неуклонное усиление царства Цинь, которое ведет крайне агрессивную политику по отношению к соседним царствам, претендуя не только на гегемонию (давление на другие царства, чтоб те признали циньского вана императором над собой, было еще и до появления Цинь Шихуана), но и на полное их завоевание. В это время Чжао было единственным государством Северного Китая, способным на равных противостоять экспансии царства Цинь. Цинь же, кроме непосредственных баталий, ведет очень умелую политику "тайных войн", подкупами придворных и дезинформацией существенно изменяя внутреннюю и внешнюю политику соперников, разобщая их еще больше, и тем самым предотвращая всевозможные альянсы против своего царства. Так, в результате интриг и подкупов (на которые Цинь никогда не жалело золота и серебра) чжаоских высокопоставленных чиновников, был оболган и смещен вполне успешный главнокомандующий армией Лянь По и заменен на молодого и амбициозного генерала Чжао Ко, который был "бумажным" кабинетным стратегом, не имеющим ни единого боевого опыта. Всё это, равно как и замена в строжайшей тайне главнокомандующего циньскими войсками, на опытнейшего генерала Бай Ци, имевшим на своем счету множество блестящих побед и ни единого поражения, привела к весьма плачевным последствиям для царства Чжао в битве при Чанпине (259 г. до н.э.), которая и по сей день считается одним из крупнейших сражений по числу одновременных жертв. Бай Ци, вопреки своему обещанию при сдаче, приказал казнить всю разоружённую армию Чжао, заживо закопав всех пленных воинов в землю. Согласно Ши Цзи (Историческим запискам) Сыма Цяня, под Чанпином было убито более 400 тыс. солдат Чжао. В живых циньцы оставили только 240 самых молодых чжаоских солдат, которых велено отпустить на родину. чтобы они донесли чжаосцам страшную весть о гибели всей молодёжи страны.

    Несмотря на то, что и армия Цинь понесла значительные потери под Чанпином, циньцы двинули свои войска дальше и окружили столицу Чжао Ханьдань. Чжао обращаются с просьбой о помощи к соседним царствам, однако никто не торопится сию помощь оказывать. Частично по причине ранней довольно изменчивой внешней политики Чжао, которое вступало в военные альянсы то с Цинь против своих соседей, то в антициньские коалиции, но основной причиной осторожности в оказании военной помощи Чжао являлся страх перед Цинь. Осажденный Ханьдань оказался один на один с воинственным соперником. Но царский дом Чжао был связан родственными узами с царскими домом Вэй (сестра вэйского Аньли-вана и княжича У-цзы была замужем за дядей вана Чжао), и они не раз отправляли послания с просьбами о помощи со стороны Вэй. Вэйский ван было послал 100-тысячную армии оказать помощь Чжао, но получил депешу от циньского двора, что "если кто-то из чжухоу осмелится помочь, то, захватив земли Чжао, я непременно двину войска против него". Вэйский ван испугался и послал гонца с приказом прекратить продвижение армии и сосредоточить ее в приграничной крепости Е. На словах он заявлял о желании помочь Чжао, но фактически же не принял чью-либо сторону, выжидая, как сложится обстановка.




   Самый влиятельный из т.н. "Четырех благородных мужей периода Сражающихся царств" княжич У-цзи, подвергаясь давлению непрекращающихся посланий со стороны сестры, несколько раз обращается к старшему брату, вэйскому вану, об оказании помощи Чжао. Убедившись, что ему в конце концов от вана ничего не добиться, он решает, "что ему нет смысла дальше жить, если Чжао погибнет". И тогда он просит своих бинькэ (особый род "гостей" на довольствии у благородных мужей, одна часть из которых была странствующими учеными, а другая - такими же бездомными рыцарями; в поместье Синлиня в то время проживало порядка 3000 бинькэ) приготовить более ста повозок, намереваясь отправиться навстречу циньским войскам, чтобы погибнуть там вместе с Чжао. Но среди бинькэ недаром ели свой рис хитроумные мужи. Один из них, учитель Хоу, советует У-цзи обратиться за помощью к королевской наложнице Жу Цзи, фаворитке Анлинь-вана, имеющей права свободного посещения покоев вана, чтобы та выкрала половину печати. Царская верительная бирка в виде тигра состояла из двух частей, одна из которых была при действующем главнокомандующем, а вторая сохранялась у вана. И если ван по каким-то причинам желал поменять военачальника, то отправлял нового со второй половинкой бирки. Это было равносильно царскому приказу. С этой биркой Синьлин вместе с бинькэ проехал в ставку Цзинь Би, главнокомандующего вэйской армии, простаивающей в крепости Е. Цзинь Би, однако, заподозрил неладное и отказался передавать армию Синлиню, но  верные своему хозяину бинькэ убили генерала. Тогда Синьлин принял обязанности командующего на себя, и, объединившись с войсками царства Чу, которые так же выжидали с оказанием помощи Чжао, двинул объединенную армию и снял осаду с Ханьданя, погнав циньскую армию. Поступок более авантюрный, чем благоразумный. Геройская акция Синьлиня хоть принесла ему беспрецедентную славу в Поднебесной, но она также привела к дальнейшему ухудшению отношений между Вэй и Цинь. Подчеркивая её несанкционированный характер и пытаясь задобрить Цинь, вэйский Аньли-ван объявил своего младшего брата преступником. У-цзи оставался в ссылке в Чжао в течение десяти лет, получив от чжаоского вана небольшое земельное пожалование в награду за оказанную помощь. Через 10 лет пребывания в Чжао, У-цзи в 247 г.до н.э. возвращается на родину в Вэй после неоднократных просьб и прощений со стороны вана. Дело в том, что к тому времени Цинь стали все чаще и чаще нападать на Вэй и другие соседние страны. Царство Вэй отчаянно нуждалось в опытном и решительном полководце, на роль которого У-цзы подходил как никто другой. Обладая феноменальной славой и уважением среди и других царств, У-цзы собирает под свои знамена объединенную армию пяти государств и наносит сокрушительное поражение армии Цинь, отгоняя её за Можай до заставы Ханьгу, за пределы которой циньцы уже не осмеливались выходить. И снова слава У-цзи потрясает Поднебесную (хотя куда уж больше-то). Приезжие мужи из разных княжеств и царств предлагают ему свои сочинения по военному искусству; и после его тщательной редакции этот труд остался в истории как "Законы военного искусства вэйского гунцзы". К слову, весьма ценимый и почитаемый, равно как и сама память об У-цзи, другим величайшим персонажем  - Лю Баном, императором Гаоцзу, основателем династии Хань, которая по праву считается "Золотым веком" в истории Китая.
 

 Однако, пару слов о героине, без участия которой дерзкий план по спасению Чжао вряд ли был бы осуществлен.  В свое время отец Жу Цзи был кем-то убит, и она в течение трех лет вынашивала план мести виновнику; кто бы это ни был - от вана и ниже, - она хотела отомстить этому человеку, но в одиночку трудно осуществить такое намерение. Пользуясь случаем, Жу Цзи в слезах поведала Синьлину о своем горе. И тот, будучи мужем благородным, нашел виновного и послал одного из своих бинькэ казнить его. После того, как голову убийцы отца поднесли Жу Цзи, она была готова без колебаний пойти на смерть за княжича, но ей не представлялось подходящего случая. В общем, стоило У-цзи только открыть рот, чтобы попросить Жу Цзи о любой услуге, она тут же согласилась бы исполнить её. Жу Цзи выкрала ванскую половину верительной бирки и передала ее княжичу.
Та самая печать в руках вана и момент передачи украденной половинки.


  Но это, как говорится, реальная история, запечатленная в хрониках. Художественная версия событий, несмотря на то, что в ней порядка 90% экранного времени отведено реально существовавшим персонажам, действующим практически в полном соответствии с "Историческими записками" (Ши Цзи) Сымв Цяня, включает и элемент фикшна. Героев У-цзи (Фэн Шао Фэн) и Жу Цзи (Ян Ми) связывают романтические отношения с момента знакомства и на протяжении всех 16 лет, охваченных сериальным повествованием. Первоначально их брак  не состоялся из-за похищения и гибели отца Жу Цзи, влиятельного чиновника Вэй,чья голова была непременным условием заключения перемирия с Цинь. Так отмстил за свое унижение после ложного обвинения один из чиновников Вэй, ныне состоящий на службе в Цинь в ранге премьер-министра. То время вообще славилось обиженными или недооцененными перебежчиками из числа ученых мужей и стратегов. Вообще, этот сериал ничуть не романтическая драма, этот сериал как хорошая партия в го, сериал - стратегия.  Это мой любимый тип фильмов, хотя что уж, дворцовые драмы с гаремными интригами коварных теток тоже бывают интересны в ограниченном количестве.
  К слову, предполагаемой мною в начале т.н. chemistry между героями просто некогда наблюдать из-за минимума их совместных сцен. Так, У-цзи обещает отомстить за смерть несостоявшегося тестя и отправляется на поиски злодеев. А молодая и прекрасная Жу Цзи отправляется к царскому двору в поисках справедливости. Там она нашла только похотливого вана, который спаивает прекрасную вьюницу, и утро их встречает в общей постели. После такого удачного шанса позора, у неё нет пути назад, теперь только в гарем. И Жу Цзи решает использовать свой ум и влияние на ван исключительно в своих корыстных целях. У-цзи, естественно, узнав о случившимся, занемог и слёг в тоске. Однако, именно страдания закалили его и заставили переродиться, он посвящает все свободное время изучению трактатов о военных искусствах и стратегиях и беседам со столь же учеными и благородными мужами. Со временем он примиряется с потерей Жу Цзи, не переставая любить её. Потом дерзкий демарш на Ханьдань и десятилетняя ссылка в Чжао.
  Жу Цзи тоже все это время любит своего княжича, и, отдав ему печать самолично в военном лагере, уже не возвращается во дворец, отправляется в скитания.
 Всё это время рядом с ней находится преданная подруга Нянь Ну, персонаж изначально неоднозначный. Будучи в сама начале преподнесенной в дар У-цзи его сестрой Пинъюань, она должна была по приказу этой самой сестры выкрасть заветную "Секретную книгу правителей Чжоу", которая давала право на преемственность титула вана (в то время династия Чжоу де-юре еще оставалась правящей династией Китая, хотя де-факто страна была раздроблена и каждый правитель уже объявил себя ваном, хотя это и было нелегитимно). У-цзи, еще по пути в Вэй передаривает Нянь Ну отцу Жу Цзи в качестве компаньонки его дочери. И заверте ... Нянь Ну необходимо выполнить свою миссию и украсть книгу из хранилища в доме У-цзи, а попасть туда она теперь не может. В общем, попила девица крови всем прилично, пока вдруг не осознала свою привязанность и любовь к Жу Цзи. С этого момента они стали неразлучными названными сестрами. Но червоточина все равно осталась. Увы, судьба её печальна.



  А наши герои, безусловно, встретятся. Обязательно встретятся. После ссылок, лишений, страданий. После возвращения У-цзи в Вэй и победоносного сражения против Цинь. Через 16 лет с момента знакомства.
  Ааа! Кто прилепил такие дурацкие усы Фэн Шао Фэну! )) Хорошо хоть он в них недолго на экране)

  

   В общем, исходя из этой последней сцены  - жили они дальше долго и счастливо. И правильно. Потому что если показывать дальше, что сталось с У-цзи, то радужного финала не выйдет.
   Циньский ван, понимая, что с У-цзи просто силой не справиться, снова применяет тактику "тайной войны". На подкуп вэйских чиновников отряжается несметное количество золота (10 тыс. цзиней), дабы те наветами и оговорами отстранили У-цзи от командования армией. Вода камень точит, и в одно прекрасное утро вэйский ван полностью уверовал в то, что его младший брат готовит заговор об узурпации власти, и отправляет приказ о снятии его с поста командующего войсками. У-цзи понимает, что это означает его повторную опалу, и, сославшись на болезнь, перестает являться ко двору. А по истечении четырех лет, в которые он предавался исключительному пьянству со своими бинькэ, У-цзи умирает в безвестности. В тот же год умер и его старший брат - вэйский ван. В тот же год Цинь снова нападают на Вэй и присоединяют к себе новую область, сформированную из бывших городов Вэй. После этого Цинь постепенно, шаг за шагом, поглотило земли Вэй, подобно тому "как шелковичный червь пожирает тутовые листья" и через 18 лет Вэй перестало существовать. Равно как и перестали существовать в 221 г. до н.э. все остальные царства, ныне объединенные в единую империю Цинь.
  Само собой, что обширно освещая в сериале поздний период Сражающихся царств, в котором тон политике задавало царство Цинь, нельзя обойтись без линии хитроумной комбинации Лю Бувэя по возведению на циньский трон наследника не первой руки (сын нелюбимой наложницы), к тому же томившегося в заложниках в царстве Чжао. И снова, в очередной раз обыгрывают слухи о его происхождении Цинь Шихуанди, приписывая отцовство самому Лю Бувэю. 
   Возвращаясь к костюмам в сериале "Hu Fu Chuan Qi" все ж таки хочу отметить их визуальную натуральность и соответствие времени. У меня по-разному оценки складываются. Могут нравиться и феерично-богатые, неправдоподобно блестящие для своей эпохи, как в вышеприведенном трейлере будущего фильма, потому что они стилизованы с тонким вкусом. Но в данном сериале, именно такие неброские цвета вполне соответствовали рассказанной истории. 


  Дама на нижнем снимке - актриса Лу Чжун, переигравшая за последнее десятилетие столько бабушек в костюмных сериалах и столько разного рода вдовствующих императриц, что и не вышепчешь. Здесь играет второстепенную роль матери генерала Чжао Ко, которая по заветам своего мужа-полководца Чжао Шэ всячески противится назначению сына  на должность главнокомандующего армии Чжао. Реальный исторический персонаж. Очень мне нравится в любой своей ипостаси.
  И по мне Лу Чжун - самая "правильная" императрица Цы Си, не в смысле только портретного сходства, а в поданном образе.

***О! Как же я жду очередной эпик от команды, снимавшей "Легенду о Чжэнь Хуань" с царственно-прекрасной Сунь Ли, рассказывающий в беллетризированной форме о том же позднем периоде Сражающихся царств, с будущей первой вдовствующей императрицей во главе истории. В отличие от "Hu Fu Chuan Qi" это будет именно масштабная дворцовая драма. И Сунь Ли в ней великолепна [тыц.]