пятница, 1 апреля 2016 г.

Садо / Sado (2015)


   Действие фильма разворачивается во второй половине 18‒го века  при королевском дворе правящей династии Чосон в течение последних 8 дней жизни наследного принца Садо, который он проводит в ящике для хранения риса без еды, питья и с ограниченным поступлением воздуха. В фильме снимались: Сон Канхо в роли строгого короля Ёнджо и Ю Аин в роли наследного принца, чья участь была умереть по приказу своего собственного отца. Фильм был одним из лучших фильмов в Корее в 2015 году, и вполне ожидаемо представлял страну на Оскаре как лучший иностранный фильм (в номинанты не попал)
   Это один из самых известных (печально известных) эпизодов в истории Кореи. Но существуют разные мнения относительно того, почему король Ёнджо решил предотвратить переход трона в руки своего сына. Самая популярная версия, что принц был отягощен психическим заболеванием, следствием которого стало убийство нескольких людей во дворце, кроме того ему приписываются половые извращения. Надо отметить, что основой для этой версии служат мемуары жены Садо, которая была свидетельницей казни мужа. Позже она написала "Мемуары леди Хогён", изображая свою жизнь несчастной кронпринцессы, ставшей заложницей безумия и ужасных поступков мужа, за которые он был в конечном счете казнен. Оставлю без комментариев детальную достоверность мемуаров, написанных более, чем 30 лет спустя описываемых событий. Другая версия причины казни принца Садо появилась гораздо позже, в 19 веке. В соответствии с этой теорией принц стал жертвой заговора со стороны правительственных чиновников, обвинивших его в предательстве. Но какая бы из версий ни рассматривалась, всегда остается открытым вопрос, почему король выбрал такой медленный и ужасный путь смерти для своего сына?


 В этом фильме попытались увязать воедино обе версии. С перых кадров  принц предстает охваченным яростью безумцем, бегающим вокруг дворца с обнаженной саблей. Все боятся гневного молодого человека, который к тому же носит под верхним халатом траурные одежды, спит в гробу и на короткой ноге с шаманами. Король без тени сомнения обвиняет принца в покушении на свою персону и под молчаливое согласие придворных выносит вердикт. Но в силу существующей судебной практики принца нельзя напрямую обвинить в предательстве. Согласно законам и уложениям китайской династии Мин (которые распространялись и на вассальный Чосон), тогда и отец предателя будет объевлен предателем. Именно это и становится причиной, почему Садо обиняют безумцем. Но он не всегда был таким и ретроспективные кадры показывают, как его ужесточавшееся иррациональное поведение соотносилось с постепенным разрушением отношений с отцом.
 

   В центре внимания фильма ‒ отношения между отцом и сыном. Трагедия двух людей. Трагедия отца с завышенными ожиданиями и не получающего должной отдачи от сына. И более глубокая трагедия сына, связанная с отсутствием любви и понимания со стороны отца. Нельзя не сочувствовать разочарованию наследного принца Садо, когда король пилит его изо дня в день "когда я был в твоем возрасте, блаблабла". Любой поступок, любое слово, любое решение принца вызывает лишь только недовольство отца. Понимаю, что фильм имеет весьма ревизионистский подход к личности Садо, но если бы была номинация за роль "отца, наиболее успешно доведшего сына до психического срыва", то Сон Канхо в ней не было бы равных.



  Очень интенсивно взаимодействуют в дуэте Сон Канхо и Ю Аин. Забираю свои недавние слова в адрес последнего, что не понимаю шумихи вокруг него. Он действительно хороший молодой актер, ничуть не уступавший на экране более опытному и титулованному партнеру.


  Вторая часть фильма акцентирует внимание на воспитании старым королем Ёнджо внука (единственного наследника по мужской линии) ‒ будущего короля Чонджо и чиновничьих заговорах о недопущении престолонаследния внуком. Верховные чиновники опасались, что при приходе к власти сын Садо обязательно отомстит всем, кто способствовал казни отца или малодушно подчинился приказу короля. В общем, последующая история показывает, что они были совершенно правы в своих опасениях.
  Надо сказать, что при традиционной камерной цветовой палитре (вернее, тут следует говорит об ограниченном количестве ярких цветовых решений) визуальная сторона фильма великолепна. Отлично смотрятся эпизоды перехода в разные возрастные гримы актеров. Да, этот прием отнюдь не нов, но он всегда работет.


   И хотя персонажи облачены в традиционные чосонские дворцовые одежды, в движении и разговорной речи они менее формальным, что выглядят с намеренной поправкой на современность. Звуковая дорожка фильма этакая смесь современного и традиционного ‒ от мрачных труб для напряженных моментов к шабашу шаманских песнопений, используемых для изгнания злых духов. Здесь перкуссии становится все более и более маниакальны для отображения Садо в минуты безумия и отчаяния.
   Фильм довольно длинный (чуть боле 2 часов) и во второй половине перестает держать внимание. Но окончание очень мощное. И хотя для зрителя финал не является шоком, каждый уже знает что произойдет, тем не менее он все равно царапает по живому. Пронзительный молчаливый, озвучиваемый лишь закадрово, диалог между отцом и уже практически бездыханным сыном, как попытка в последний раз достучаться до сердец друг друга.
  И финальный танец выросшего уже короля Чонджо, танец почтения отца на праздновании 60‒летия королевы‒матери. Танец ‒ послание, танец ‒ реабилитация.
  Трагично. Эмоционально. Красиво.

  Из того, что мне еще показалось любопытным. Неоднократно озвучивается тема, что сам Ёнджо пришел к власти в результате чиновничьего сговора по устранению его старшего единокровного брата короля Кёнджона. Там на самом деле была весьма сложная политическая ситуация при дворе и постоянная межфракционная борьба, с которой довольно умело справлялся король Сукчон. И сыновья Сукчона были рождены женщинами, поддерживаемыми совершенно противоположными политическими кланами. Мать Кёнджона (Чан Хибин) в результате очередного придворного заговора была казнена ядом, но её сын тем не менее остался крон‒принцем. После смерти отца правил Кёнджон недолго; через четыре года умер, не оставив наследников. Ему и наследовал младший брат Ёнджо, правление которого в корейской историографии считается чрезвычайно успешным, что он, равно как и король Седжон, тоже удостоился титула Великий. Единственное пятно на его правлении ‒ казнь сына Садо ...