среда, 24 мая 2017 г.

Мохенджо Даро / Mohenjo Daro (2016)


   Начиню потихоньку расчищать завалы, этот недопост лежит в черновиках с начала декабря
прошлого года, считай, уже полгода. Тот самый случай, когда и выкинуть жалко, картинки́–то красивые, но и слова доброго для фильма не найти.
 Ашутош Говарикер на индийском кинонебосклоне величина значительная. Снятые им Лагаан, Возвращение домой, Джодха и Акбар - это не только  коммерческие хиты, но и фильмы высокого художественного значения. Вполне естественно, что новый заявленный исторический эпик был ожидаем зрителем. Но, увы, Акела промахнулся! Если оценить одним словом два с половиной часа экранного времени, то "преснятина" будет самым подходящим.
  Визуально красиво, но настолько скучно, что даже у меня на 20-й минуте просмотра начало сводить скулы от надвигающейся зевоты. Но я дала фильму шанс до финала (именно потому что Говарикер), но чуда не случилось. И ведь основная тема актуальна, что в 2016-ом году до нашей эры, что в 2016-ом нашей - экологическая глобальная катастрофа, вызванная жадностью и алчностью власть предержащих и нежелание последних считаться с силами природы.
     Возможно, проблема фильма именно в заявленной эпохе. Уж в чём можно обвинить режиссёра, только не в халтурном отношении к делу. Говарикер провел много времени в консультациях с учеными-синдологами и в сценарий включены все те немногочисленные факты-маркеры Хараппской цивилизации, что известны ученым на сегодняшний день. Но одно дело - реконструировать эпоху с множеством документальных источников, что у него прекрасно получилось в Лагаане и Джодхе и Акбаре, и совсем другое - создать то, о чем никто толком ничего не знает. Это надо создать новый мир, который был бы ярок и уникален, но в то же время опирался на традиционные представления о регионе. В результате получился какой-то усредненный среднеазиатский базар-вокзал с парой действительно необычных деталей одежды (головные уборы главной героини и "рога" Кабира Беди)
  Еще одна проблема фильма на мой взгляд - утомительно стерильный герой. Ну, право слово, как-то скучно и предсказуемо. Он может всё. И с десятиметровым крокодилом сразиться и победить, спасая друзей, и по приезде в город тут же столкнуться с привыкшим к вседозволенности сынком правителя, и встать во главе угнетенных налогами и поборами торговцев, и увести самую красивую девушку столицы, предназначенную в храмовые жрицы, и коней на скаку остановить, и узнать о своем царственном происхождении, и начать борьбу против алчного правителя - узурпатора, и спасать город от грядущей катастрофы, и спасать людей от уже начавшейся этой самой катастрофы. Город не спас. Но аки Моисей привёл свой народ к новой жизни на благословенных берегах Ганга. Уфффф... Не слишком ли многовато (это я еще не все перечислила) для одного героя? И всё это без единой промашки, без единой тени сомнения. Идеальный герой. Потому и скучный. Увы, лучезарной улыбки и пары танцевальных па Ритика (а танцует он всё еще какбог) уже не спасают фильм. Хочется драмы, а её как раз и нет.
  Ладно, вру. Коней на самом деле эффектно остановил, ну и во вселенском потопе ловко скакал по лодочкам.
  А Кабир Беди даже в роли злодея очарователен, потому что он всегда очарователен.


  Торговцы с севера, из Бухары, приводят на рынок в Мохенджо-Даро невиданных животных, которые способны преодолевать в течение дня немыслимые расстояния.   
- Как называется сие чудо, красавица? - спрашивает Ритик. - Кооон, - с протяжным о отвечает торговка. - Коооооон,  - с еще более протяжным о повторяет восхищенно-удивленный герой. Пожалуй, единственный эпизод, который вызывает у меня теплые чувства.
  А кон(ь) между прочим марварской породы, которая была приручена и селекционирована раджпутами для своих целей только в 12 в. нашей эры. Но это так, к слову, уж больно у марвари уши узнаваемы характерным поворотом вовнутрь.


   А, нет, снова вру. Еще один танец хорош был на городском праздновании. Тут очевиден самоповтор из ДА с юбками-колоколами вращающихся дервишей, но я только за. Ярко, эмоционально, эффектно.