понедельник, 10 октября 2016 г.

Стальная императрица / Cheon Chu Taehu (2009)


Title: 천추태후 (千秋太后) / Cheon Chu Taehu
Aka: The Iron Empress / Empress Chun Choo
Episodes: 78

   Эхехе! Чувствуется, пока не закончатся "Алые сердца: Корё" (АСК для краткости), тема раннего Корё меня не отпустит. Итак, обратимся к потомкам Ван Со и Ван Ука.
   Не совсем понятно с какой целью режиссер в первой серии обрушил столько информации и действующих персонажей, что у зрителя мало знакомого с тем периодом истории (полагаю, что и среди родного корейского зрителя таких немало), глаза разбежались в поисках концов нитей, которые надо увязать, чтобы понять кто кому Вася. Тут вам и киданьские генералы с территориальными претензиями, и корёские генералы, отвечающие каждый за свою армию, и придворные чиновники, не то помогающие, не то сбивающие с толку корёского правителя, и отряд ниндзя–подводников, атакующих лагерь киданей, и какая–то жутко "пересаливающая" в эмоционально–патриотическом запале тётя, именующая себя сестрой правителя (удивлена, что опытная актриса Чхэ Си Ра так дико переигрывает, может потом устаканится). А еще "совещание в Филях" у чжурчжэней (и каждого представляют по имени) о необходимости спасать правительницу. Фуууух!
   Хорошо, что в начале второй серии "вернулись" по времени на 14 лет назад в 4–й год правления Кёнджона и началось уже линейное повествование.

  Кёнджон – 5–й правитель династии Ван, сын 4–го императора Кванджона (Ван Со). Сценаристы и режиссер решили его показать никчемным правителем, проводящим целые дни в загулах и пьянстве, полностью забросившим государственные дела.


  Приступы агрессии на фоне параноидальной идеи заговора сменяются равнодушием и меланхолией. В детстве пережил трагедию, когда отец на глазах зарубил мечом мать. Да–да, тут Кванджон (Ван Со) в худших традициях заявлен душегубом. Ох, как сложно после Ли Джунки и Чан Хёка принять, что "их" Ван Со способны на такое в будущем. Чистки в последнее десятилетие его правления были достаточно серьезными, но не настолько, чтобы Кванджон собственноручно ходил по дворцу с окровавленным мечом. Ладно, к художественной драматизации образа не привыкать.
  Вернемся к Кёнджону. После "якобы" убийства матери, ему все детство внушается, что в смерти матери виноват клан Хванчжу, родовой клан матери, затеявший во время "Великой зачистки Кванджона" заговор с целью его свержения. То есть ребенок мало того, что остался без матери, ему еще и внушают, что в этом виновата родная бабка. Окончательную точку в надломе императора поставила т.н. Политика Возмездия, когда в первый год своего правления он не смог справиться с остатками сил, выживших во время чисток Кванджона, и теперь инициировавших расправу над бывшими политическим противниками.
  Чхве Чхольхо я раньше встречала в некоторых второстепенных не сильно запоминающихся ролях, но тут он великолепен. Не знаю, почему режиссер решил выставить Кёнджона таким чеканашкой, но неприязнь к нему испытываешь с самого начала. С такой экспрессией и отдачей ему бы Ёнсангуна сыграть!
  Ожидание потомства и рождение наследника меняют императора в лучшую сторону и вытаскивают из него все то хорошее, что в нём было изначально заложено. И персонажу уже начинаешь сочувствовать, особенно на фоне развернувшегося закулисного заговора. Но, увы, времени для кардинальных перемен уже не остается, несмотря на свою молодость (неполных 26 лет), император неизлечимо болен и сгорает буквально через несколько месяцев после рождения сына.
  Весьма интересный ход использован в сериале. Вот показан таким Кёнджон и тут же закадровым голосом цитируются хроники Корё (Корё са), согласно которым он был "вежливым, добрым, искренним, не любил чрезмерного веселья. Но к концу жизни пренебрегал своими обязанностями, предпочитая вино и женское общество. Приближение недостойных и удаление достойных привело политическому и культурному упадку". Вот так, пара документальных строк, а художественный образ может быть чрезмерно усилен, либо наоборот сглажен.
   

  А кто это у нас тут мечом страшно пугает? Да конечно же Ван Со! Эпизод в минуту, но Ван Со не могу не закапсить).
 

 Уже привычно, что история не сохраняет личных имен женщин (бо как история писалась мужчинами про мужчин и для мужчин), чаще всего они именуются родовым именем, либо посмертным храмовым. Принцесса Хванчжу или королева Тэмок. Первая супруга Ван Со, по совместительству его полукровная сестра. Если опираться на сериальные именные варианты, то в АСК – Хванбо Ёнхва, а в СиСУ – Хванбо Ёвон. Определились бы сагычники с фиктивным именем и называли бы везде одинаково.
 NB. Вот дали индийцы имя Джодха "безымянной" индуистской жене Акбара Великого, матери императора Джахангира, и никакой путаницы.


  Вдовствующая императрица Синчон (леди Хванбо) – 4–ая супруга Тхэджо и мать королевы Тэмок (Ён Хва) и принца Хванчжу (Ван Ук). После разоблачения заговора и казни Ван Ука воспитывала троих его детей в родовом поместье Мёнбок. Несмотря на постоянные разговоры о чести клана и страшных зачистках при императоре Кванджоне (Ван Со), разыгрывает жизни и судьбы внуков словно камни в игре в го (корейское название – бадук). Естественно, все это с железобетонной аргументацией то выживания клана, то спасения страны. Увы, сочувствия не вызывает, потому что во всех её закулисных играх чувствуется хищническое желание укрепить снова свой клан во власти. Желание, в общем–то, понятное, если бы бабушка не меняла так быстро ориентиры.
Кроме того, леди Хванбо является родной бабкой по матери действующему императору Кёнджону.


  Внуки: Ван Чхи – действующий принц Хванчжу, Хванбо Су – отчаянная и решительная девица, лучше себя чувствующая в седле и с луком, чем за вышивкой, Хванбо Соль – полная противоположность старшей сестре, натура романтичная, поэтичная и музыкальная. Дети привязаны друг к другу.


  Принц Хванчжу с детства нацелен на трон, чему не мало способствовало бабушкино воспитание. Причем, если со стороны бабушки это выглядит, как возмездие за зачистку её клана и Ван Ука, то сам принц мечтает о преобразованиях Корё, которая разлагается в последние годы правления его кузена Кёнджона. Для осуществления своих планов приходится поступиться честью клана и примкнуть к силланской группировке, несущей ответственность за гибель отца в прошлом, но на данный момент являющейся единственной могущественной силой, способной привести его к трону. Это только начало пути, на котором придется переступить и через бабушку, и через сестру. Цель оправдывает ... И в то же время его нельзя считать отрицательным персонажем, всё делается для того, чтобы Корё, перейдя на конфуцианские рельсы, стала "страной моральной добродетели"


  Сестры, безумно преданные брату, возлагаются бабушкой на жертвенный алтарь политической закулисы. Дабы предотвратить беспрекословное усиление силланской фракции, приготовившего императору Кёнджону новую супругу (первые две так и не смогли дать наследника), леди Хванбо быстренько "пристраивает" обеих своих внучек. От этих близкородственных браков с ума можно сойти! Мало того, что у них общий дед – Тхэджо, так еще и кузины Кёнджону по линии своего отца.
  Хванбо Су (императрица Хунэ) таки родит наследника престола Ван Суна, который станет 7–м правителем Корё, уступив сначала трон своему родному дяде принцу Хванчжу (6–й правитель Корё Сонджон). Ван Сун – одновременно внук Ван Со и Ван Ука (блхмх, прям как египетские фараоны!). Исторический спойлер. Впоследствии мать Ван Суна, будучи регентом при его правлении, затеет заговор против родного сына императорской крови с целью возведения на престол другого своего сына, рожденного в т.н. "браке по договоренности". Страшная женщина! Там все сложно и трагично, много людей поляжет в результате перекрёстных заговоров. Но императрица переживет в изгнании всех и умрет в старости.
  Хванбо Соль (императрица Хунчжон) тоже знатно "отличилась". Будучи уже вдовой императора Кёнджона родила внебрачного сына от принца Кёнджу, который (на минуточку!) является сыном Тхэджо и её полукровным дядей! Их сын станет 8–м правителем Корё Хёнджоном. 


  А вот собственно и принц Кёнджу, который по материнской линии принадлежит к королевской семье государства Силла, поглощенного Ван Гоном (Тхэджо) при объединении трех поздних корейских государств в единую Корё. И, чтобы не сильно путаться в именах–фамилиях – в АСК это принц Бэк А (имя при рождении Ван Ук, заменено дабы избежать путаницы с другим Ван Уком из клана Хванчжу). Абсолютно индифферентен к власти, поглощен путешествиями и высоким искусством.
  NB. Основная путаница между сериальными и реальными принцами – сыновьями Тхэджо в их нумерации. Понимаю, что в АСК нужно было максимально приблизить к оригинальному китайскому BBJX, но всё равно отмечу истинное положение вещей. Принц Ван Ук (в АСК – 8–й принц) на самом деле был 7–м принцем по рождению. А принц Бэк А (в АСК – 13–й принц) вот он как раз и был 8–м принцем. *смайлик со сломанной перфокартой в голове*


   Еще один знакомец из АСК – изрядно постаревший астролог Чхвэ Чжимун. Возвысился при Тхэджо, сумев правильно истолковать тому сон об объединении трех земель. Имел значительный вес при правлении Хэджона (Ван Му) и Чонджона (Ван Ё). Во время чисток в конце правления Кванджона (Ван Со) оказался в опале и был отправлен в изгнание на 11 лет, прежде чем 5–й правитель Кёнджон не вернул его ко двору. Видимо, в знак благодарности, Чхвэ Чжимун сразу взял в оборот уже слабого здоровьем императора и помог осуществить давление на последнего с целью отречения от трона в пользу принца Хванчжу. И тоже вроде все по делу, стране нужны реформы, изменения, но как ужасающе обыденно звучит из его уст пожелание принцу Хванчжу расправиться со своей сестрой и её новорожденным сыном, а то на небе "две звезды императора", блаблабла, одна погаснет. 


  Отдать должное Ван Чхи (теперь уже буду называть его не принц Хванчжу, а правитель Сонджон), он поступил гуманнее. "Всего лишь" разлучив мать с сыном, который теперь находится под опекой и воспитанием супруги Сонджона. Сама же Хванбо Су, она же вдовствующая императрица Хунэ, насильно отселяется из дворца в дарованное ей поместье Сундок. По имени поместья её теперь именуют официально как госпожу Сундок. Кроме того, она становится хранительницей и смотрительницей за родовым дворцом Мёнбок в Хванчжу.
 Всё, дети выросли, но игры престолов только начинаются.


  Не знаю, хватит ли меня на все серии, но пока довольно интересно. Интересно именно политической кухней, все эти интриги–скандалы–расследования умных мужей и просто желающих "погреться" при раздаче портфелей. К тому же в дальнейшем действие выйдет далеко за дворцовые коридоры, бо границы нестабильны, тут вам и киданьское Ляо, ведущее агрессивную политику относительно бывших земель Пархэ (Бохай), и мирные, но уже активизирующиеся под притеснением киданями, чжурчжэни, и китайская империя Сун, которой желательно выказывать всяческое уважение. А Сонджон, сильно очарованный идеями конфуцианства и меняющий Корё в соответствии с этими традициями, взял и вовсе признал себя вассалом Сун. 
  В общем, пока я оптимистична в своем желании продолжать знакомство с ранним Корё.