среда, 15 февраля 2017 г.

Танцовщица / Yatra (2006)


  Странный фильм со странным послевкусием. Не могу сказать, что оставил меня равнодушным, иначе забыла бы о нем сразу после титров. Ан нет, второй день мысленно возвращаюсь к этой истории.
  Дашратх Джогликар (Нана Патекар) ныне известный писатель, в творчестве которого особое место занимает роман "Джаназа". Он ведет респектабельный образ жизни, жена, двое выросших детей, матушка-старушка. Казалось бы, все идет своим чередом. Но внутренние терзания и беспокойства довольно часто заглушает бокалом-другим дорогого виски, по этой причине имеет серьезные проблемы с сердцем. Во время поездки в Дели на получение престижной литературной премии Дашратх-джи знакомится с молодым режиссером Моханом, который буквально очарован романом "Джаназа" и пара с удовольствием начинает диспут о толковании романа. Причем Мохан высказывает свое видение отдельных линий и эпизодов романа не столько с точки зрения простого читателя, а с точки зрения кинематографичности, как это можно было бы представить на экране. В процессе из беседы события романа начинают приобретать для зрителя визуальную форму. В романе речь идет о неком учителе Сатише, который спасает и возвращает к жизни куртизанку Ладжванти (Рекха) после того, как та была унижена и изнасилована компанией друзей её покровителя. Спасаясь от дальнейшего преследования покровителя, Сатиш увозит Ладжванти в город, где она, затерявшись в многочисленных переулках Мехенди Галли, начинает жизнь танцовщицы. Несмотря на глубокую сердечную привязанность Сатиша к Ладжобай, их пути расходятся, но у зрителя остаются вопросы. Является ли Сатиш альтер эго самого писателя? Продолжает ли он любить Ладжванти? Что есть правда, а что вымысел?

   Растревоженный путешествием по воспоминаниям Дишратх после своего проникновенного выступления в Дели решает продолжить исследование дальнейшей жизни Ладжванти и отправляется в старые улочки Мехенди Галли, где когда-то растворялся в её проникновенном пении и танцах. Новая встреча раздувает тлеющие угли и пламя взмывается ввысь с новой силой. Дишратх отдает Ладжо свою премию, считая её единственной достойной этого. Она - муза, она - всё. Все остальные по сравнению с ней - ничто. Какой ужасный отталкивающий цинизм. А в это время домочадцы сходят с ума, никто не может установить местонахождение Дишратха после его выступления на премии. Лишь только случайная ссылка в романе, непонятая сыном Дишратха, усовестившегося, что он до сего времени ни разу не прочитал ни строчки из отцовских книг, открывает жене писателя глаза на правду.
  И снова, как и в первой части фильма, зритель остается на распутье. Является ли продолжение истории реальным? Или это часть нового романа писателя? А может быть это вообще уже часть сценария молодого режиссера Мохана, которому Дишратх дал "зеленый свет" на экранизацию? Недаром же, расставаясь на делийском вокзале, Дишратх сказал: "Бери, снимай. Важно лишь то, что будет ключом к этой истории : правда или вымысел?". Каждый раз, когда по ходу действия поведение или слова Дишратха возмущают, сталкиваешься с тем, что не знаешь как реагировать. Потому что если он и есть реальный писатель, то он, безусловно, свинья. А если он  всего лишь проекция сценариста для будущего фильма, то какой смысл так реагировать на его поведение, потому что где-то в реале существует настоящий Дишратх, который наверняка, так не сказал бы.
   С этим зритель и остается, с размытыми гранями жизненной и вымышленной истории, в этом бесконечном путешествии по времени и воспоминаниям. Классично и трагично. Но, увы, сами персонажи фильма слишком безжизненны, чтобы увлекала именно их личная история. Фильм можно считать своеобразным оммажем гранд-диве Рекхе, попыткой воссоздания проекции одной из её самых значительных ролей Умрао-джаан. И пусть я не была её поклонницей в те времена (хотя смотреть приходилось, куда деваться-то, если она почти в каждом хите), но не осознавать её значимости для кинопоколения невозможно.
  К несомненным достоинствам фильма, безоговорочно, относится работа художника и оператора. Всё, что касается мира Ладжванти, её костюмы, декорации, танцы, воссоздано с особым тщанием, без малой толики переосовременивания. А уж как снята сама Рекха - выше всяких похвал. Безупречный грим, особые ракурсы, обильное использование съемки в отражении зеркал. Что? Рекхе на момент съемок фильма было 53 года? Да ладно!
  В общем, поклонникам актрисы фильм должен прийтись по душе. Но мне лично не хватило ни соли, ни перца. Слишком уж безжизненны персонажи ...




ПС. Традиционный луч поноса локализаторам, решившим назвать фильм просто и бесхитростно - Танцовщица. Сложно понять, чем их не устроило оригинальное название "Путешествие", духом которого пронизан весь фильм. Путешествие в Дели, рождающее путешествие в воспоминаниях, из которых потом и рождается путешествие по времени. Прошлое книжное, текущее реальное и будущее киношное.