понедельник, 12 января 2015 г.

Салахуддин Аль Аюби / Salah Al-deen Al-Ayyobi (2001)

  *Несмотря на то, что в переводе сериал имеет именно такое название, что вынесено в заголовок, в тексте буду использовать традиционную транскрипцию сложившуюся в русском языке - Салах ад-Дин.

   В историю Востока Салах ад-Дин вошел завоевателем, который остановил вторжение Запада и обратил силы Ислама на Запад, героем, объединившим эти необузданные силы и который воплотил в своей личности высшие идеалы и добродетели Ислама. А что же знает о Салах ад-Дине некий усредненный европеец? Нет, не историк по образованию и не "историк" по призванию, а вполне простой такой обыватель, которому это имя известно исключительно в связи с крестоносцами из фильмов про Ричарда Львиное Сердце (одноименных фильмов существует аж два: американский и внезапно! российско-сирийского пр-ва), шведской дилогии про Арна-тамплиера и само собой из самого громкого проекта по означенной тематике - ридлискоттовского блокбастера "Царство Небесное". Так вот, из этих фильмов мы знаем в соответствии с европейской традицией изображения Салах ад-Дина (Саладина) , что главный противник крестоносцев пользовался всё же большим уважением в христианской Европе за свои рыцарские качества: храбрость в бою и великодушие к побеждённому противнику. Но, как правило, в литературе и фильмах Юсуф ибн Айюб (именно так звучит его настоящее имя) предстает уже в статусе султана Шама и Египта, а рост персоны в соответствующих историко-политических условиях остается за кадром.
   30-эпизодный сериал "Salah Al-deen Al-Ayyobi", снятый в 2001 году сирийскими и иорданскими киношниками, способен удовлетворить любознательного зрителя, рассказывая историю возвышения Салах ад-Дина с момента рождения. Однако, беда в том, что этот сериал практически не найти в приемлемом качестве. То, что есть на ютубе, смотреть можно только в самом маленьком окошке, увеличение дает чудовищную пикселизацию, к тому же и цветовая гамма сильно искажена (сужу по нескольким картинкам из базы данных). Других способов приобретения фильма в хорошем (повторюсь, в хорошем, а не "из того же источника, но получше") пока не нашла. Но да ладно, вернемся к фильму.
    532- й год хиджры (1137 год). За предоставление убежища и спасение армии мосульского правителя Занги, начальник тикритской крепости подвергается наказанию и изгнанию со стороны губернатора северной Месопотамии. Матушка Салах ад-Дина не придумала ничего лучше, как разрешаться бременем в ту ночь, когда их семья покидала Тикрит. Атабек Занги, памятуя о своем долге, дает приют семье Айюба и назначает его командиром своей крепости в Баальбеке. О ранних годах Юсуфа мало что известно, но историками и биографами принято считать, что военному делу он явно предпочитал науку и исламское право. Посему и в первой трети сериала молодой Салах ад-Дин появляется весьма эпизодически в качестве рассудительного и думающего ученика.

  А тем временем в Шаме творится вот что: территории нынешней Сирии, Иордании, Израиля и Ирака в те времена чем-то напоминали любое государство периода феодальной раздробленности, и Русь в том числе. Было несколько раскиданных городов со своим правителем и армией, номинально подчиняющиеся единой правящей династии, но де-факто каждому мини-правителю было совершенно пофиг, что творится в соседнем городе, главное - сохранить собственную безопасность. У мусульман крупных сил было две - сунниты из Мосула и шииты - Фатимиды, правящие Египтом, и друг друга они крепко не любили. Это, собственно, является одной из главных причин успеха крестоносцев. Но созданные крестоносцами христианские государства франков на отжатых у мусульман территориях во время Первого крестового похода скоро забыли о единых целях и втянулись в ту же самую феодальную междоусобицу. Самое забавное, что главной головной болью они считали православную Византию, которую желательно стереть в порошок, заодно вместе с греческим влиянием. И к кому обращаться за помощью, как не к мусульманам. В общем, весело жили, все против всех. Мусульмане с мусульманами против франков, франки с мусульманами против византийцев, мусульмане с франками против мусульман, христиане против франков, а тут еще под ногами и киликийские армяне вертятся, неплохо бы их земли приватизировать. А Салах ад-Дин подрастает, впитывая разговоры старших о необходимости объединения уммы (араб. община, нация), вот уже и пришло время взяться за меч под руководством любимого дядюшки Ширкуха, который как и отец Айюб состоит на службе у Занги. Пожалуй, тут надо и остановиться, а то рассказ о сериале грозит вылиться в краткий исторический очерк. Ум пытливый и любознательный запросто найдет "Дамасские хроники крестоносцев" Гамильтона Гибба, чтоб удостовериться насколько близко и точно воспроизведены основные исторические события в сериале. Не хочу сказать, что сирийцы снимали по Гиббу, но в основе его книги лежит манускрипт "Продолжение дамасской хроники" Ибн аль-Каланиси, ставший одним из первоисточников для работ всех последующих арабских историков. Впрочем, сильно пытливые могут почитать и самого Ибн аль-Каланиси.
  Пересказывать далее сюжет глупо не потому, что спойлеры, а как раз потому, что спойлеров нет, какие могут быть спойлеры в истории. Это любимый мною тип сюжета - когда сильные и умные люди борются друг с другом: кто тараня грудью, кто выставляя ногу из-за спины, кто силой и отвагой, кто подлостью и подкупом. Каждый персонаж силен, слабаков нет, и каждый гнет свою линию, нагибая окружающих.
   Но раз мы тут про кино, остановлюсь тезисно на некоторых персонажах. Повторюсь - на некоторых, бо как рассказать про всех нереально, это надо было тогда тридцать сообщений выдавать с кратким содержанием просмотренной серии. Выбор персонажей рандомен, не потому что мне кто-то ближе, а потому что так сложилось (часть даже пришлось вырезать из готового текста, чтоб уж совсем не раздувать обзор)
    Имад ад-Дин Занги - сельджукский военачальник, атабек Мосула и Халеба, основатель династии Зангидов. После покорения Эдесского графства, которое под властью франкских князей в течении почти пятидесяти лет было передовым оплотом Иерусалимского королевства против турок, готовился овладеть местностями, которые принадлежали христианам в Месопотамии, но при осаде одной из сирийских крепостей во время ночного сна был собственным слугой. Какая нелепая, банальная смерть для вояки. Отличался храбростью и военными талантами, в равной степени и жестокостью. Возмущаясь нарушением договоренностей противников и союзников, сам во имя устрашения Дамаска вырезал жителей Баальбека после сдачи крепости на его милость, предварительно обещав именем Аллаха свою защиту. Но жестокость по отношению к побежденным в то время была весьма типична.


"Политика приходит туда, где бессилен меч, чтобы скрыть разочарование" - этими собственными словами, пожалуй, можно охарактеризовать Занги - старшего. В сериале мудрости в диалогах сыпятся словно из рога изобилия. Вот несколько тех, что принадлежат устам Занги (потом просто перестала записывать, не цитировать же весь фильм):

  • Что неподвластно мечам мужчин, покоряется сердцам женщин.
  • Храбрость - это часть терпения.
  • Разум превосходит отвагу храбрецов.
  • Если воин начнёт думать о своей безопасности, страх заполнит его душу, и тогда на первом месте у него будет не убийство врага, а спасение своей жизни, а такому лучше сидеть дома.
  • Ты часто оправдываешься, а это плохой признак. Кто часто оправдывается, тот часто ошибается.

  И вообще, надо отметить особенно, что этот сериал похож скорее на неторопливую шахматную партию, где большее внимание уделяется обсуждениям стратегий предстоящих сражений, раскладке политических сил и разборам боев постфактум. Само собой, такое горячее время нельзя в сюжетной канве игнорировать битвы, но они  не масштабны и визуально блёклы. Тут просто вспоминаем, что это телеформат с ограниченными техсредствами и сериалу уже более десятка лет. Закрываем глаза на несовершенство батальных сцен и продолжаем следить за  подковерной борьбой во дворцах и крепостях. А кому шикарных махачей с компьютерной обработкой по высшему разряду, тому в "Царство Небесное", хоть там и с исторической точки зрения совсем беда, но зато очень красиво.

   Занги - старшему наследовал его сын Нур ад-Дин Махмуд. Лучше всего эмира характеризуют слова его современника, известного арабского историка Ибн аль-Асира: "Я читал жизнеописания правителей прошлого, но не нашёл ни одного за исключением первых калифов, кто был бы так добродетелен и справедлив, как Нуреддин". Пожалуй, самый симпатичный персонаж сериала. 


   После того как Дамаск мирным путём перешел под его правление, Нур ад-дин стал единственным лидером Сирии и к этому времени целенаправленно стремился объединить под своей властью мусульманский Ближний Восток. В Египте того времени де-юре правил фатимидский халиф аль-Адид, а де-факто управление было в руках визирей, которые в борьбе за власть прибегали к помощи то сирийцев, то франков. Слабость египетского правителя и постоянные козни визирей приводят к тому, что визирем (читай - полновластным правителем Египта) становится Ширкух, которому через два года на этом посту наследует его племянник Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб. Нур ад-Дина беспокоило усиление власти Салах ад-Дина, объявившего себя в 1171 году султаном. Эмир стал готовиться к вооруженному столкновению со своим вассалом, но в начале 1174 года скончался. И тут начинается другая история.

  Салах ад-Дин - ум, честь и совесть эпохи. Это не намеренный сарказм, а такая реакция на лакированную картинку идеального правителя и воина Аллаха, показанную в сериале. У меня нет желания подвергать сомнению личностные качества и поступки героя, но некая идеализированность образа присутствует. Человек, половину своей жизни старавшийся убежать от власти, этой властью таки настигнут - она ему сама упала в руки. Осталось только повиноваться воле Аллаха и употребить власть и ресурсы на благое дело. Чего он собственно и достиг - объединил мусульман и изгнал христиан. Иерусалим пал.


  К слову, про религиозную составляющую сериала. Поначалу с опаской начинала смотреть, уж очень не хотелось вляпаться в навязчивую пропаганду и бесконечное прославление ислама. На что фильм имеет, собственно, полное право, ведь он снимался для своей целевой аудитории. Ан нет, всего в меру, и религиозных бесед священнослужителей, разжевывающих основные постулаты, и действий героев "во имя Аллаха". 

  Как мы видим, что ни мусульманин, то светоч мудрости или пример беззаветной храбрости, а некоторые являют оба эти качества. Даже женщины мудры и дальновидны, что вполне могут составить конкуренцию любому военному совету. В сериале две таких ярких героини. Зумурруд Хатун (мать эмиров Дамаска), у которой не дрогнула рука подослать убийц к своему старшему сыну - правителю после того, как узнала, что тот хочет сдать Дамаск эмиру Занги - старшему. Возведя на престол младшего сына, сама де-факто управляла Дамаском. С противниками расправлялась аналогично, и с гораздо меньшим сожалением. Она сама себя отлично характеризует: "Когда мужчина устраняет врага - это считается признаком решительности, твердости и силы, а совершенное то же самое женщиной - признак их коварства и вероломства". В общем, тётка властная, решительная и мудрая. Второй значительный женский персонаж - Исмат ад-Дин Хатун - жена Нур ад-Дина Махмуда Занги, умная, дальновидная, мудрая советчица. После смерти последнего стала такой же мудрой подругой и для Салах ад-Дина, естественно, в качестве его супруги. Особенно славилась своей благотворительностью, была покровительницей культовых зданий Дамаска. Французский историк Вильгельм Тирский, в сане архиепископа руководивший в то время политикой Иерусалимского королевства, описывая осаду Баниаса, отмечал, что у Исмат ад-Дин "мужество превыше большинства женщин".


  А что же до изображения персонажей христианских, которым в сериале уделено времени и места не меньше, чем мусульманам. Само собой, в таком вопросе, когда одни - угнетенные, а другие - оккупанты, перегибов не избежать и арабский кинематограф тут уж точно не первопроходец. К этому я была готова. Понятно, что мудрые христианские правители менее мудры, чем эмиры мусульманские, а подлецы - христиане более подлы, чем аналогичные подлецы - мусульмане, но обошлось без драматичной демонизации, и на том спасибо).
  Вот кому точно не повезло так это женщинам - христианкам. Причем и в показанных характерах и во внешнем облачении. Я не знаю с какого перепуга режиссер и костюмер видели их такими "типическими Натащями". Ау, 12-й век на дворе! Откуда у дам такие модерновые распатланные прически. Что уж говорить о платьях. Черное платье на Годерне, графине Триполи, надето на церемонию коронации соправителями Иерусалима её старшей сестры Мелисенды с сыном Балдуином III, проходящую в храме Гроба Господня (!) на Рождество (!)


  Не думаю, что режиссер не мог создать достоверный портрет ближневосточной христианки того времени, просто такие образы вполне вписываются в концепцию "создания имиджа". Про "приличное" поведение и вовсе говорить не приходится. Та же самая Годерна показана весьма распущенной особой, хотя и есть упоминания о ревности со стороны её супруга, но доказательств её измен нет. А между тем Годерна имела, как и старшая сестра Мелисенда, очень независимый характер и активно вмешивалась в запутанную политику ближневосточных государств крестоносцев. 
   Мелисенде Иерусалимской (на картинке слева) повезло чуть больше. И костюмы не такие откровенные, и "легкость поведения" не приписана. Как никак, а почти 30 лет на троне Иерусалимском, сначала как соправительница своего отца Балдуина II, потом в соправительстве с Фульком Анжуйским (супруг-консорт), после смерти которого была регентом, а затем и соправительницей своего сына. Кроме того зарекомендовала себя как покровительница церкви и искусств. Уже упоминавшийся выше Вильгельм Тирский писал, что "она была очень мудрой женщиной, полностью участвовавшей почти во всех делах государственного управления, которая полностью восторжествовала над предубеждениями относительно ее пола". Именно по призыву Мелисенды после потери христианами Эдессы Запад объявил начало Второго крестового похода, начавшегося и закончившегося весьма бесславно. Экспедицию возглавили французский король Людовик VII и император Конрад III.  
  Фигуры для сериала, восславляющего Салах ад-Дина, довольно проходные и третьестепенные, но хочется отдельно остановиться на облике Людовика VII, уж очень сильно портретное сходство с одним из его изображений [X]. Хотя и это изображение вряд ли можно считать аутентичным, но тем не менее на фоне большинства мужских европейских персонажей сериала, имеющих сходство с тем "как принято изображать", женские выглядят еще более "типическими". 


  К слову, слева за спиной у Луи тогдашняя его супруга Алиенора Аквитанская, которая больше известна как супруга Генриха II Плантагенета и мать королей Англии Иоанна Безземельного и Ричарда I Львиное Сердце. В сериале показана вздорной, крикливой дамочкой-истеричкой, и само собой блжд. Равно как и Констанция, принцесса, а затем и княгиня Антиохийская и прочие дамы-христианки.

   Эпопея о Салах ад-Дине была бы неполной без упоминания его врагов. И если враги, мешающие великой цели - объединения мусульман и изгнания христиан - просто враги, то Рено де Шатийон своим дерзким поведением "удостоился чести" стать личным врагом Салах ад-Дина, за что и был им собственноручно укорочен ровно на голову. Среди крестоносцев этот человек представлял тип авантюриста, готового на все, которого можно найти в армиях всего мира в любую эпоху, который, кажется, был рожден, чтобы сражаться, неспособный ни на что другое, кроме как грабить и резать. И уж если западные историки называли его не иначе, как "волк, окопавшийся в долине", то наивно ждать обеления персонажа в сирийском сериале. Хотя, повторюсь, обошлось и без излишней демонизации, в рамках традиционных представлений. Прибывший с войском Людовика VII в рамках проекта "Второй крестовый поход" мелкотитульный нищий рыцарь с первых кадров показан весьма отчаянным и решительным в достижении своих, исключительно своих целей, а уж после того, как отсидел 16 лет в халебской тюрьме (вот такой был товарищ, что даже свои не горели желанием его выкупать) и вовсе воспылал лютой любовью к мусульманам.


  Отягощенные исторической памятью сирийцы увековечили его в монументе Салах ад-Дина, как символ поверженных соперников (в компании последнего иерусалимского короля Ги де Лузиньяна). Расположены они в тыльной стороне памятника, аккурат под крупом и копытами коня, стремительно уносящего вперед Салах ад-Дина [X].
   Пожалуй, пора и закругляться. Ну если только пару слов о Иерусалимском короле Балдуине IV (Прокажённом) - примере мудрости, мужества и отваги не по годам. Он весьма успешно противостоял мусульманам, но с 10 лет болел проказой, дышал на ладан и потомства не имел, умер в 24 года. Последние месяцы прогрессирующей болезни его показывают обмотанным в тряпки на манер мумии, что не имеет исторического подтверждения, но тем не менее не столь "эпично" фальшиво, как серебряная маска [X] в "Царстве Небесном"


  После смерти Балдуина IV трон иерусалимского короля должен был достаться мужу его сестры Сибиллы, и, на горе крестоносцам, так оно и вышло. Этим "счастливчиком", сдавшим Иерусалим, был Ги де Лузиньян. Кстати, если уж говорить о вышеупомянутом "Царстве Небесном", то там Ги изображен последним негодяем, чего нет в сирийском сериале. Опять же, не думаю, что ставили себе намеренную цель обелить конкретного персонажа. Просто сериал заканчивается именно взятием Иерусалима, и Третий крестовый поход в нём не рассматривается. Тот самый, в котором одним из руководителей был Ричард Львиное Сердце, задружившийся на фоне взаимного рыцарского уважения с Салах ад-Дином (хотя вроде и нет подтверждений их личной встречи), и восхищавшийся благородством последнего. Так вот, часть этой истории спроецировали на персонажа Ги де Лузиньяна. 
   Ни в коей мере не являюсь специалистом по военной амуниции и вооружению того времени, так что объективно оценивать не могу, но крестоносцы в плащах с крестами по моде того времени и с вёдрами на голове. Значит, всё нормально).


А вот что касается костюмов гражданских, ах и ах еще раз, как жаль, что имеющаяся картинка столь убога, что из неё совершенно нельзя вытянуть деталей, ведь костюмы и впрямь хороши (за исключением голоруких современных платьев евродамочек). И цветовая гамма, ни одного искусственного кислотного оттенка, и фактура тканей, и богатая отделка. Иэх, видит око - зуб неймет. Для фаната исторического костюма, к коим я себя отношу, совсем печаль...