среда, 14 сентября 2016 г.

Другой мир / Irandam Ulagam (2013)

     Сентябрьские дожди, как и индийское кино, бесконечны. Посему продолжаю впечатляться продукцией южноиндийских кинематографистов. Да, я не ищу лёгких путей! )
     Хочется еще раз для непосвященных акцентировать, что не следует вешать ярлык Болливуда на любой фильм индийского производства. Болливуд ‒ это фильмы исключительно на языке хинди. Южноиндийское кино (телугу, тамил, малаялам, каннада) ‒ оно особенное, унаследовавшее принципы традиционного национального театрального искусства, подчинённого одной цели ‒ вызвать эмоции, породить в зрителе многократно усиленные чувства, заставить переживать. Не разгадывать загадки, не упражнять ум, не находить удовлетворение в отыскании логики, всё это лишнее. суть именно в переживании подлинных чистых эмоций. Потому зачастую и злодеи суперзлодейские, и герои супергеройские, без малейшего намека смещения характера от вектора черное/белое. И не надо даже пытаться искать в поступках героев логику, потому что в мире логики таких эмоций не испытаешь. Лично для меня южноиндийское кино так и стоит обособлено и безоценочно, бо как зачастую его нельзя оценить простыми критериями хорошо или плохо. Даже если и полная хрень, то это все равно будет такая феерическая хрень, которую больше нигде не встретишь)). К тому же в южноиндийском кино, претендующем на звание эпичного, часто практикуется дичайшее смешивание жанров, где в рамках одной картины уживаются боевик, комедия, мелодрама, катастрофа, триллер, да вообще все что угодно. А почему бы не замахнуться еще и на Вильяма нашего Шекспира фэнтези? Было бы желание! А желание (и набор новых фломастеров) у режиссера Сельварагхавана было и, судя по всему, огромное.  
   Надо сказать, что идея рассказать о любви, которая выходит за пределы человеческого понимания времени и пространства, показалась мне достаточно интересной. Но Сельва в своей попытке объединить романтический и фэнтезийный жанры слишком уж усложнил простую историю любви, что по факту фильм практически развалился из‒за абстрактного и крайне сырого сценария.
   Про героев, живущих в нашем времени, могу отметить, что Арье очень идут очки и заумные формулы за спиной, хотя его персонаж сущий телок и придурок по нашим меркам


   Анушке же очень идет зонтик и дождь. Она, не в пример своему предмету обожания, более решительна и романтична.

   А где‒то в одном из множества параллельных миров в это же время живут их двойники. Мир этот безумно перкрасен (безумно в данном случае не гипербола, и истинное положение вещей), но в нем нет любви. Там есть доминирующие мужчины, угнетенные женщины, они плодятся и размножаются, но романтические чувства и любовный трепет им не знаком. Самый главный косяк с этим "не знают, что такое любовь" постоянно проваливается по сюжету из-за того, что герои слишком уж осведомлены о том, что они не должны знать по определению.
   Арья в этом мире поначалу этакий Иван‒дурак, хоть и главногенеральский сын. И парик у него крайне дурацкий.


 Анушка в красной косынке ‒ девушка‒изгой, которая при необходимости запросто "одним махом семерых убивахом". Зарабатывает на жизнь и пропитание сбором грибов.


  И вот, вот оно главное слово этого фильма ‒ грибы! Потому что снять такое в трезвом уме и здравой памяти вряд ли получится. Золотом сверкающих грибов было много. Целая долина. 



А еще в этом прекрасном мире было большое фиолетовое солнце.



Что говорите, для параллельного мира одного солнца мало? Дайте два!



Ну, или три. Или четыре. 



   Причем освещение от этих местных светил в разное время суток не поддается никакой логике. Хотя, я уже сказала, что не надо пытаться искать логику в южноиндийском кино. Надо просто смотреть и радоваться за того дяденьку, у которого в детстве не было фломастеров. Может быть наконец сбылась мечта всей его жизни. Это не вечер, и не сиреневый туман, это дневное освещение на окраине города.


В центре города в это время уже значительно веселее.



  Ночь окутывает темнотой, но не меняет небесной раскарски. В общем, как там у классика ‒ на холмах Грузии лежит ночная мгла... Реально! Все натурные съемки параллельного мира происходили в Грузии. Это реж так решил сэкономить, выбирая между Бразилией и еще *забыла какой* локацией. В результате экономия вышла весьма сомнительной из‒за низкого уровня профессионализма и инфраструктуры. Но хоть отметил, что места им понравились.



  Как и положено в любой уважающей себя сказке Иван‒дурак должен преобразиться в настоящего героя в сверкающих доспехах. Для этого надо пройти обряд т.н инициации ‒ убить по приказу короля льва, что наводит ужас на местное население. И пошел он, солнцем палимый.



   Не верь глазам своим ‒ это лев! С крыльями дракона, лицом гоблина и гривой дикобраза. В прекрасном мире все должно быть прекрасно. Даже лев. 
 


   Грузинские мотивы в Прекрасном мире использованы весьма активно. В стилизованной одежде горожан и военных, музыкальных вставках, даже на празднике выступал ансамбль имени песни и пляски. Не говоря уже про многочисленную массовку с такими практически родными лицами.
 

 Мёрз я где-то, плыл за моря
 Знаю, это было не зря, 
 Всё на свете было не зря, 
 Не напрасно было.

 Любовь‒таки расцвела в том мире.

   Прощай, Прекрасный Мир Кислоты! До новой порции грибов очередного южноиндийского режиссера. 
   ПС. Пишут, у того же Сельварагхавана  один из предыдущих фильмов был еще круче с точки зрения забористости травы. Ознакомиться что ли ...