вторник, 30 января 2018 г.

Мама / Mom [2017]


  На первый взгляд жизнь Дэвки Сабарвал (Шридеви) идет без сучка и задоринки. Она успешна в преподавательской деятельности, в которой для заинтересованности учеников использует нестандартные подходы. Красивая, стильная, живет в роскошных апартаментах с любимым и любящим мужем (Аднан Сиддики) и двумя дочерьми. Вот только со старшей-падчерицей Арьей (Саджал Али) отношения никак не клеятся, не смотря на все старания и расположение со стороны Дэвки. Молодая девушка ведет себя по отношению к мачехе хоть и воспитанно, но довольно холодно и сдержанно, в глубине души считая новый брак отца предательством к памяти матери.
   Незначительный инцидент во время урока между Дэвки и её учениками, падчерицей Арьей и мажором Моханом, приводит к трагическим последствиям, когда во время студенческой вечеринки Арья подвергается физическому насилию со стороны мажора и его компании. Драма в семье Сагарвал достигает апогея, когда суд выносит постановление о невиновности обвиняемого Мохана. Попытки старших морально поддержать Арью приводят лишь к большей закрытости девушки. А дальше начинается Ворошиловский Стрелок, где Дэвки при поддержке странного детектива (Навазуддин Сиддики) берет в свои руки правосудие.
И вот один виновный уже корчится в смертных муках после принудительной кастрации, второй парализован от воздействия яда и прикован к больничной койке, третий при огромном количестве улик обвиняется в отравлении второго и заключен под стражу, четвертый ... тут не все так просто. Четвертый преступник - настоящий бандит и взять его не так просто. О чем следователь (Акшай Кханна) в приватной беседе предупреждает Дэвки. Нет, следователь не имеет фактических доказательств причастности Дэвки к актам возмездия, но у него на этот счет есть безошибочное внутреннее чутье профессионала. "Я страшно не люблю, когда преступники не несут законного наказания, но еще больше не люблю, когда за меня кто-то делает мою работу". В общем, до сведения Дэвки недвусмысленно доведено, что ей грозит тюремное заключение за самосуд, и что за ней следят. В это же время и последний из насильников Джаган (Абхиманью Сингх), проведя собственное расследование и сложив два и два, начинает охоту за Дэвки.
  С точки зрения производительности, все актеры весьма внушительны, но не стоит забывать, что это юбилейный трехсотый фильм в карьере Шридеви и писался исключительно под неё. Потому она здесь - звезда, несущая на своих плечах историю, а все остальные персонажи прописаны так, чтобы только оттенять её. Много хорошего можно сказать об исполнителях ролей второго плана, но они настолько незначительные (роли, не актеры), что даже немого обидно за отличных артистов.
  "Какие люди в Болливуде" - Саджал Али и Аднан Сиддики - дебют пакистанских актеров в индийском кино. Саджал весьма правдоподобна в роли жертвы насилия, ни  одной фальшивой ноты, но процесс её реабилитации совершенно исключен из сюжета. Аднан Сиддики в роли отца - несколько симпатичных картинок, дополняющих семейную идиллию, и абсолютно несправедливо прописанное поведение для искренне любящего отца, немного посокрушавшегося и продолжающего вести свой привычный образ жизни вечно занятого бизнесмена. Что-то тут сценаристы совсем не подумали. Ок, я не требую и не жду, чтобы отец взял правосудие в свои руки, но он даже не замечает, что происходит с его женой. Вот тут еще один заснувший обоснуй.
   Шридеви очень хороша в том, что она делает в роли мстительницы, с минимум диалогов, исключительно одной игрой глазами и жестами тела. Но! Как такое может быть, что вчерашняя училка совершенно без рефлексий становится хладнокровной убийцей, не выдающей себя ни одним дрогнувшим мускулом. В этом плане финальный эпизод выглядит очень правдоподобно, когда подстрекаемая инспектором Дэвки должна сделать выбор, и она не сразу на него решается. Потому что убить человека - это совсем непросто. А что до этого она делала, разве не убивала, пусть косвенным путем, не нажимая на курок? Но нет, в то время никаких терзаний совести, хотя времени на осмысление у неё было гораздо больше.
   Акшай Кханна, весь фильм обозначавший позицию полицейского, для которого главнее всего именно буква закона, в конце совершенно необоснованно отказывается от своих принципов. Ах, в очередной раз жаль, что ему от папы досталась только ямочка на подбородке. Главное удивление фильма - для чего надо было рядить в совершенно дурацкий грим Навазуддина Сиддики. Усилить нелепость персонажа, который умеет добывать нужную информацию и организовывать преступления? Слишком крут для прозябающего в пыльной лачуге-офисе детектива и слишком глуп для профи, провоцирующего безжалостного убийцу. Повторюсь, у меня нет претензий к артистам, у меня просто есть куча вопросов к их персонажам.
    Главный недостаток фильма в отсутствии неожиданных изгибов и поворотов, и сюжет для триллера слишком прост, а иногда и банально предсказуем. Финал эффектный, с открытыми чувствами и логичным примирением, но оставляющий вопросы - а что дальше? Будет ли Дэвки нести ответственность в этом случае? И как теперь выкручиваться инспектору?
   Ах да, еще. Особенность триллеров подобного рода - закадровая музыка, создающая особый фон и дающая дополнительных тональных красок фильму. Увы, такое впечатление, что А.Р. Рахман писал саунд в глубоком летаргическом сне. 





  Два момента, которые хоть и не являются сюжетообразующими, но мимо которых я не могу пройти мимо. Для передачи информации Дэвки с детективом встречаются как заправские шпионы времен Холодной войны, выбирая места, где они могут переброситься парой слов, изображая случайных посетителей. Выставка современного искусства. Если бы Дэвки не озвучила это красное полотно, как "Драупади омывает волосы кровью Духшасаны", то я, как и детектив, долго хлопала бы глазами "чозанах". Хо! С подсказкой-то я сразу поумнела и уже влегкую идентифицировала Махабхарату в остальных картинах и инсталляциях. Справа на зеленом полотне, конечно же, чакравьюха, ставшая в 13-й день битвы местом погибели сына Арджуны Абхиманью.


 Тут и вовсе все просто. Игральные кости дядюшки Шакуни, отрезанный палец Экалавьи, рыба-мишень на сваямваре Драупади и ложе из стрел, на котором умирает дед Бхишма. Но полотно за спиной Навазуддина с оранжево-желто-фиолетовыми полосами ввергло меня в самадхи. Не могу пока расшифровать. А кто обещал, что современное искусство - это просто))


  В самом начале фильма, еще до трагедии с Арьей, за ужином Сабарвалы планируют семейный отдых, и Арья просит ей предоставить право выбора места. Ок, детка, любой твой каприз. Арья выбирает прекрасное место в Гималаях "недалеко от Куфри". Дэвки с отцом одобряют, младшая сестренка тем паче, она всеобщая любимица. 
  И вот наступает этот момент. И семейство почему-то отправляется в ... снова, да! в Грузию! Точнее, по сюжету они там в своей Индии, недалеко от Куфри, но снимали окончание фильма опять в Грузии. Это уже четвертый фильм, что я видела, с задействованными грузинскими локациями. И если раньше это было в какой-то мере сюжетно оправдано необычной архитектурой, то замена Гималаев Большим Кавказом (Местиа) - ужели и впрямь настолько экономически выгодно? В любом случае, вид знакомых мест у меня вызывает радостную ностальгическую улыбку.


  Это не mexican standoff, это двое на одного. Но Абхиманью Сингх заслужил, мерзавцы у него выходят умопомрачительные.